Суд над фашизмом

Разделы: История и обществознание


Секретарь суда: Встать! Суд идёт!

Судья: Прошу всех садиться. Заседание суда объявляю открытым. Слушается дело по обвинению фашизма в преступлениях против человечества, в общем, и против русского народа в частности.

Будут ли ходатайства у представителей обвинения и защиты?

Адвокат: Нет.

Прокурор: Нет.

Судья: Прошу огласить приговор.

Секретарь: 22 июня 1941 года. Кто не помнит этой даты? Она вошла в нашу жизнь ненавистным воем вражеских бомб, разрушенными сёлами и городами, миллионами убитых на фронтах, угнанных в рабство, замученных в лагерях смерти. Война оставила след почти в каждой семье. 27 миллионов своих сыновей и дочерей не досчиталась страна. Разрушено 1710 городов, свыше 70 тысяч сёл и деревень, взорвано свыше32 тысяч промышленных предприятий, 65 тысяч километров железнодорожных путей. Уничтожено то, что было создано трудом нашего народа. Выведены из строя заводы, фабрики, затоплены шахты, истоптаны плодородные нивы.

Судья: Суд переходит к опросу свидетелей, предупреждаю, что свидетель должен говорить только правду и ничего кроме правды.

Секретарь: Вызываются свидетели со стороны защиты.

Судья: Слово предоставляется И. В. Сталину.

Выступление Сталина.

Судья: У прокурора есть вопросы?

Прокурор: Есть. Но сначала заслушайте текст радиограммы Рихарда Зорге 02.05.1941г. Гитлер принял решение начать войну и уничтожить СССР, чтобы использовать европейскую часть СССР как базу сырья и зерна. 15.06.1941 г. Повторяю: девять армий в составе 170 дивизий начнут наступление на широком фронте на широком фронте на рассвете 22 июня 1941 года.

21.06.1941 г. Японское правительство решило не выступать против СССР. Значение этого сообщения трудно переоценить, оно дало возможность сосредоточить большие силы на Западе, что способствовало нашей победе. Какую оценку этим фактам вы можете дать? Какое значение для последующего развития событий имел тот факт, что отбрасывались достоверные сведения Рихарда Зорге и других советских разведчиков? Судья: Спасибо свидетель, вы свободны. Слово предоставляется А. Гитлеру.

(Выступление Гитлера)

Судья: У сторон есть вопросы

Прокурор: Есть. (Вопрос к свидетелю)

Судья: Свидетель свободен.

Секретарь: В зал суда вызывается свидетели со стороны обвинения.

Судья: Слово предоставляется простым русским солдатам - защитникам Бреста.

(Неровный свет фонарика)

Плужников: Стой! Стреляю!

Свицкий: Не стреляйте! Я не немец! Они послали меня! Пожалуйста, не стреляйте!

Пожалуйста, не стреляйте!

Плужников: Освети лицо. Иди прямо. Свети только под ноги.

Свицкий: Не стреляйте! Они послали сказать, чтобы вы выходили. Они сожгут вас огнём, а меня расстреляют, если вы откажетесь.

Плужников: Погаси фонарь. Кто ты?

Слуцкий: Какая разница? Какая разница кто? Они сожгут вас огнём, а меня расстреляют.

Плужников: Они загнали меня в ловушку. Я стал плохо видеть на свету, и они загнали меня в ловушку

Слуцкий: Их много

Плужников: У меня всё равно нет патронов. Где наши? Ты что-нибудь слышал, где наши?

Слуцкий: Понимаете, ходят слухи... Ходят хорошие слухи, что немцев разбили под Москвой. Очень сильно разбили.

Плужников: А Москва наша? Немцы не брали Москву

Слуцкий: Нет, нет, что вы! Это я знаю совершенно точно. Их разбили под Москвой. Под Москвой, понимаете?

Плужников (после молчания): Теперь я могу выйти. Теперь я должен выйти в последний раз посмотреть им в глаза. Помоги мне товарищ

Слуцкий: Товарищ! Вы сказали товарищ? Боже мой, я думал, что я никогда уже не услышу этого слова!

Плужников: Помоги мне. У меня что-то с ногами. Они плохо слушаются. Я обопрусь на твоё плечо. Пойдём. Не зажигай свет: я вижу в темноте. Скажешь нашим, когда они вернуться, что я спрятал... Нет, ты скажешь им, что крепости я не сдал. Пусть ищут. Пусть как следует ищут во всех казематах. Крепость не пала: она просто истекла кровью. Я - последняя её капля.

(Опираясь на Савицкого Плужников уходит)

Судья: Слово предоставляется матери, потерявшей во время войны своего единственного сына.

(Выступление матери)

Судья: Слово предоставляется медсестре, вынесшей на своих хрупких девичьих плечах много раненых солдат.

(Выступление медсестры)

Судья: Слово для выступления предоставляется поэту Константину Симонову.

Поэт: До Великой отечественной войны в СССР насчитывалось 2186 писателей и поэтов, 944 человека ушли на Фронт, не вернулись с войны- 417. Погибло 48 поэтов. Самому старшему из них Самуилу Росину было 49 лет, самым младшим - Всеволоду Багрицкому, Леониду Розенбергу и Борису Смоленскому - едва исполнилось 20.

Новый чемодан длиной в полметра,
Кружка, ложка, ножик, котелок...
Я заранее припас всё это,
Чтоб явиться по повестке в срок.
Как я ждал её! И, наконец - то
Вот она, желанная в руках!
Пролетело, отшумело детство
В школах, в пионерских лагерях.
Молодость девичьими руками
Обнимала и ласкала нас,
Молодость холодными штыками
Засверкала на фронтах сейчас.
Молодость за всё родное биться
Повела ребят в огонь и дым,
И спешу я присоединиться
К возмужавшим сверстникам моим.

Погибшие, они остались жить; незримые, они находятся в строю. Поэты молчат, за них говорят строки, оборванные пулей... За них стихи продолжают сегодня жить, любить и бороться.

(Читает стихотворение “Жди меня”)

Судья: Спасибо, свидетель свободен. Для дачи свидетельских показаний в зал суда приглашается партизанка.

(Выступление партизанки)

Судья: Слово предоставляется солдату-узнику концентрационного лагеря “Освенцим”.

(Выступление узника)

Судья: Слово предоставляется жительнице блокадного Ленинграда.

Жительница:

Я говорю с тобой под свист снарядов,
Угрюмым заревом озарена.
Я говорю с тобой из Ленинграда,
Страна моя, печальная страна.
Кронштадский злой, неукротимый ветер
В моё лицо закинутое бьёт.
В бомбоубежищах заснули дети,
Ночная стража встала у ворот.
Над Ленинградом - смертная угроза,
Бессонны ночи, тяжек день любой.
Но мы забыли, что такое слёзы
Что называлось страхом и мольбой.
Я говорю: нас, граждан Ленинграда,
Не поколеблет грохот канонад,
И если завтра будут баррикады-
Мы не покинем наших баррикад.
И женщины с бойцами встанут рядом,
И дети нам патроны поднесут,
И надо всеми нами зацветут
Старинные знамена Петрограда.
Руками, сжав обугленное сердце,
Такое обещание даю:
Я, горожанка, мать красноармейца,
Погибшего под Стрельнею в бою.
Мы будем драться с беззаветной силой,
Мы одолеем бешеных зверей,
Мы победим, клянусь тебе Россия,
От имени российских матерей!

Судья: Спасибо, свидетель свободен. Слово предоставляется детям, пережившим войну.

(Выступоение детей)

Судья: Слово предоставляется обвинению.

(Выступление прокурора)

Судья: Слово предоставляется прокурору.

(Выступление адвоката)

Ведущий: Приговор на этом импровизированном суде мы выносить не будем. Пусть каждый из вас сам вынесет приговор фашизму.

12.01.2009