Известный и неизвестный Суриков: страницы жизни поэта и литературно-музыкальная композиция

Разделы: Внеклассная работа


Ярославская земля богата литературными дарованиями. С этим краем тесно связано имя Николая Алексеевича Некрасова. Но даже рядом с ним остается значительным и особенным явлением творчество его младшего современника Ивана Захаровича Сурикова, родившегося в небольшой деревушке Новоселово нынешнего Большесельского района Ярославской области. Стихи его печатались в хрестоматийных сборниках, звучали в церковноприходских школах, на гимназических вечерах и благородных собраниях. А песни на его слова были достоянием ярмарочных слепцов, рыбаков и мастеровых. Неповторимую его «Рябину» пела то истомленная долгим ожиданием солдатка, то профессиональный артист столичного театра. Члены студенческого кружка, откинув со лба волосы, начинали дружно:

Точно море в час прибоя,
Площадь Красная гудит…

И где-то в придорожном трактире подгулявшие мужики грозно продолжали быль о Степане Разине:

Что за говор?
Кто там против
Места лобного стоит?

Стихи Сурикова проникали во все слои общества и пробуждали самые сокровенные струны в людских сердцах. Извилистый след песенных суриковских строк бежит от поколения к поколению. И если не от старой бабушки, то уже со страниц многих книжек слетают родные фольклорные образы: 

Слушаю я сказку –
Сердце так и мрет,
А в трубе сердито
Ветер злой поет.

Поэт самозабвенно сочиняет стихи, их у него становилось с каждым разом все больше и больше. А вот известность приходит к нему уже после смерти. А при жизни многие не понимали сути его творчества и упрекали в «болезненности и однообразии». Счастливым исключением стал для Сурикова А. Н. Плещеев. Он сразу понял и оценил молодого поэта. Даже когда Иван Захарович уже утвердился в литературе, на него продолжали смотреть как на «второстепенного поэта», идущего по стопам своих предшественников. Но многим было невдомек, что творчество этого человека не укладывалось в заранее ими заготовленные рамки. Ведь истинно русские стихи Суриковым просто выпевались из глубины души, шли из сердца. Мы знаем, что он много и плодотворно работал в области литературного перевода. Особенно его привлекала в те годы поэзия другого певца доли народной – Тараса Григорьевича Шевченко. В свое время поэт скромно заметил, что ему удаются былинные и исторические произведения. К сожалению, в этом жанре талант поэта так и успел раскрыться. Но те баллады и былины, которые появились на основе фольклорного материала, дышат удалью и эпической широтой. Свободно льется повествование, и рокочут, рокочут древнерусские гусли:

Точно кто-то, рыдая, глубоко скорбит
О потерянном счастье когда-то,
Точно тихая речь чья-то грустно звучит
О погибшей любви без возврата.

Основным житейским правилом Ивана Захаровича Сурикова было полное неприятие лжи, всякой надуманности, пустых фраз. Крестьянская честность оборачивалась в его творчестве прямотой, трезвостью суждений, точностью поэтического рисунка. «Я честно мыслил, и песни мои были искренни», - скажет потом поэт, подводя итоги своей литературной деятельности. Читаешь полную лишений биографию Сурикова и невольно преклоняешься перед мощью человеческого духа, который поднимал его из недр угольно- скобяной лавчонки к вершинам философской мысли:

Что будет там, в неведомом мне мире,
За этой тайной страшною чертой?
Прольется ль жизнь спокойнее и шире
В пространстве светлом вечности немой?

И вдруг голос поэта, такой возвышенно-отрешенный, спадает до прочувствованного ярославского говорка:

Помолились за чужих мы,
Помолились за родных.
За людей, почивших в мире,
За трудящихся живых.

Иван Захарович Суриков словно напоминает нам, что главные наши заботы не только о небе и космосе, но и о земле, где столько физически и духовно страждущих ждут помощи и утешения. Именно в этом целительном утешении не последнюю роль играет светлое поэтическое слово Сурикова.

Теперь несколько слов о дате рождения поэта. Историк-архивист Татьяна Третьякова из города Углича отыскала документы, которые могут внести поправки даже в энциклопедии.  Мнение о дате рождения и детских годах И. З. Сурикова, существующее в историографии и литературоведении, было неоспоримо и не подвергалось исследовательскому анализу. Оно утвердилось со времени посмертного издания его произведений с приложением биографии, подготовленной другом поэта Н. А. Соловьевым-Несмеловым в 1884 году. Эти факты были во всех справочных изданиях. Точно так же, как стихи Сурикова нередко значатся как народные. Исследования последнего времени, проведенные на базе документов Угличского филиала государственного архива Ярославской области, позволяют утверждать, что часть фактов, указанных Соловьевым-Несмеловым, ошибочна. Особенно это касается сведений о рождении поэта и его детских годах в кругу семьи.

Общепринятой датой рождения Ивана Захаровича Сурикова считается 6 апреля 1841 года. На самом деле, как оказалось, поэт родился 24 марта (ст. ст.) 1837 года, то есть по новому стилю – 5 апреля 1837 года. Родился в деревне Новоселово Никольской волости Угличского уезда Ярославской губернии в старых вотчинных владениях графов Шереметевых. На момент рождения будущего поэта деревня Новоселово была записана за графом Дмитрием Николаевичем Шереметевым и являлась частью его родового имения. Ивана Захаровича крестили в день его рождения, того же 24 марта, в церкви погоста Васильевского, что в Юхоти, в приход которой входила деревня Новоселово.

Родителями Ивана Захаровича Сурикова были крепостные крестьяне графа Шереметева – Захар Андреянович и Фекла Григорьевна, венчанные в церкви погоста Васильевского в Юхоти 23 апреля (ст. ст.) 1833 года. Феклу Григорьевну Захар Андреянович взял из соседней округи – из деревни Инархово Никольской волости, из многодетной семьи опять же крепостного крестьянина. Из документов следует, что будущий поэт появился на свет после брака родителей почти четыре года спустя и был у них единственным ребенком.

Впоследствии в книге приходской церкви за первые месяцы 1837 года в семействе Суриковых, живших одним домом, будут записаны вдова Дарья Васильевна (бабушка поэта), при ней сыновья – Иван Андреянович с супругой и Захар Андреянович с супругой. Кроме того, деверь Дарьи Васильевны со своей большой семьей – супругой, двумя женатыми сыновьями, незамужней дочерью и снохой. Отдельными хозяйствами жили семейства других детей – Якова Андреяновича и Ксении Андреяновны. За годы многое поменялось, что и отражалось в документах: кто-то умер, кто-то женился, кто-то отделился в самостоятельное хозяйство, кто-то вернулся под родной кров. Жизнь шла своим чередом. Бабушка поэта Дарья Васильевна Сурикова скончалась 29 марта (ст. ст.) 1857 года. В метрической записи о смерти указано, что умерла «от старости» и погребена при той же Васильевской церкви. К тому времени Иван Захарович Суриков твердо обосновался в Москве, а муза его уже рисовала поэтические образы… Печально закончились дни тетки поэта Ксении Андреяновны. Рано овдовевшая, вырастившая двух дочерей, она для матери оставалась главной помощницей. После смерти Дарьи Васильевны все домашние хлопоты ложились на Ксению Андреяновну. Однажды она пошла за водой и утонула в колодце. В церковных записях указано, что было ей тогда 60 лет, что погребли ее при том же храме. Таковы известные и новые данные о семье Сурикова и о нем самом.

Деревня Новоселово, к сожалению не сохранилась. А раньше? Воспоминания Елизаветы Сергеевны Гороховой от 1982 года (она из рода Суриковых) рисуют яркую картину того времени: «Деревня была хорошая, сухая, стояла на пригорке. А самым крепким домом считался дом Суриковых. Между их домом и Ушановых росла рябина. Кто знает, может это и есть та самая рябина, которая так хотела «к дубу перебраться», о которой до сих пор поет народ. А домов в деревне было девять. Я жила в доме, который принадлежал двум хозяевам: Сурикову Сергею Ивановичу (моему отцу) и Сурикову Василию Кирилловичу».

Сейчас на месте деревни раскинулось большое поле, которое зимой покрывает снег, осенью колосится рожь, весной шелестят кроной рябинки, дубки, березки и клены, посаженные заботливыми руками детей под руководством местного библиотекаря. Есть еще огромный камень, который лежит у дороги, ведущей к месту расположения деревни Новоселово. Возможно, он помнит былые времена – деревянные дома на пригорке, столетние липы, а может, Ивана Захаровича Сурикова, когда тот, побродив по окрестностям, присаживался на нем отдохнуть.

Перечитаем вновь строки: «Вот моя деревня, вот мой дом родной…» И станет на душе чуточку теплее и надежнее. И поверится, что еще не забыты прекрасные стихи поэта, что их будут петь на семейных торжествах, что они будут переходить из поколения в поколение. Конечно, кто-то скажет, что сейчас не та эпоха, чтобы как великий Суворов воскликнуть: «Мы русские! Помилуй Бог, какой восторг!» Но действительно русские. И среди тех, кто поможет нам не забыть это, - Иван Захарович Суриков.

Литературно-музыкальная композиция, посвященная И.З.Сурикову, – стала традиционной в нашей школе.

Эпиграф:

Я честно мыслил, и песни мои были искренни…

И.З.Суриков

1-й ведущий: Начнем нашу литературно-музыкальную композицию с  песен Ивана Захаровича Сурикова «Степь да степь кругом», «Тонкая рябина» в инструментальном, сольном и хоровом исполнении (Звучат песни). Знакомы ли вам эти мелодии? Да, это хорошо известные русские народные песни. Они исполняются на концертах, по радио, телевидению. И мало кто знает, что у слов этих песен есть автор. Это русский поэт Иван Захарович Суриков. Ему и посвящаем нашу встречу. Вглядимся в портрет поэта. Спокойное, красивое лицо: высокий лоб, окладистая волнистая борода, серьезные глаза, взгляд печально задумчивый. Большие трудовые руки. Одет просто, как мастеровой. Как он жил? О чем писал?

2-й ведущий: Иван Захарович Суриков родился в деревне Новоселово  Никольской волости Угличского уезда Ярославской губернии. Там прошло его детство. Отец, крепостной крестьянин, был отпущен помещиком в Москву, за что должен был заплатить барину оброк – значительную часть своих доходов. Став со временем владельцем небольшой овощной лавки, отец Ивана Захаровича выписал семью в Москву. Пришлось восьмилетнему мальчику расстаться со своими друзьями, тихой речкой, просторами полей, шумом лесов. Впоследствии Суриков часто будет вспоминать то беззаботное время:

Вот моя деревня;
Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой;
Вот свернули санки,
И я на бок – хлоп!
Кубарем качуся
Под гору, в сугроб.
И друзья мальчишки,
Стоя надо мной,
Весело хохочут над
Моей бедой.
Все лицо и руки
Залепил мне снег…   
Мне в сугробе горе,
А ребятам смех!..     («Деревня»)

3-й ведущий: Ваня Суриков в Москве. Жизнь была очень трудной. Он совсем не учился в школе. Должен был целыми днями прислуживать в лавке отца. Одинокий, мечтательный мальчик пристрастился к чтению, узнал стихи Пушкина, Лермонтова, Кольцова. Заучивал их наизусть и сам потихоньку сочинял.

1-й ведущий: Вы думаете, отец радовался, что у него, полуграмотного, такой талантливый сын? Гордился им? Напротив, он всячески препятствовал учению сына, сердился, если видел его за книгой. А однажды, обнаружив у него тетрадь со стихами, бросил ее в печку и сказал:
– Мне помощник нужен, а не сочинитель. Запомни это навсегда и дурь из головы своей выбрось!

2-й ведущий: Отец открыл вторую овощную лавку и посадил в нее юного Ивана Сурикова. Писать стихи мальчик все же не перестал. Только тетради с ними прятал подальше. Так продолжалось долгие годы. Ваня вырос, женился и писал, писал.  Неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая судьба, если бы случай не свел его с поэтом А. Плещеевым, который сказал Сурикову:
– Талант есть, голубчик. По местам, верно, встречаются шероховатости, неточности… Невелика беда… Талант ваш окрепнет…Работайте без смущения.
Плещеев открыл поэтическую дорогу перед Суриковым. С 1864 года стихи молодого провинциала стали регулярно публиковаться в изданиях «Развлечение» и «Воскресный досуг».

3-й ведущий: Начинающему поэту к тому времени было всего 22 года. При содействии Плещеева некоторые стихотворения Сурикова были опубликованы в журналах. Это окрылило его, вдохнуло в него сильное желание писать. Но грустью навеяны эти стихотворения:

Песнь моя тосклива…
Виноват в том я ли,
Что мне жизнь ссудила
Горе да печали?

1-й ведущий: Смерть матери, отчуждение отца – все это угнетает поэта. Торговые дела семьи приходят в упадок. Отец разоряется, занимается скупкой и продажей железного лома, угля и тряпья. Обозленный неудачами, срывает зло на сыне и после одной из многочисленных ссор выгоняет его из дому. Иван Захарович остается на улице без всяких средств к существованию. Он берется за любую работу, но неудачи преследуют его. Об этом тяжелом времени Суриков пишет в стихотворениях «Сердце грустно, сердце ноет», «У могилы друга», «У могилы матери».

Спишь ты, спишь, моя родная,
Спишь в земле сырой.
Я пришел к твоей могиле
С горем и тоской.
Я пришел к тебе, родная,
Чтоб тебе сказать,
Что теперь уже другая
У меня есть мать;
Что твой муж, тобой любимый,
Мой отец родной.
Твоему бедняге – сыну
Стал совсем чужой.
Никогда твоих, родная,
Слов мне не забыть:
«Без меня тебе, сыночек,
Горько будет жить.
Много, много встретишь горя,
Мой родимый, ты;
Много вынесешь несчастья,
Бед и нищеты»… («У могилы матери»)

2-й ведущий: В конце-концов Сурикову пришлось вернуться к отцу и заняться в его лавке ненавистной торговлей. Она угнетала его физически и духовно, отнимала время и силы. Вот несколько строк из письма  к другу, полные горечи: «Когда я получил твое письмо, в это время  сваливал уголья – я торгую ими… Вообрази себе трубочиста – это буду я…»

3-й ведущий: Но поэт все же стоит выше страданий. Ему, выходцу из гущи народной, была близка и понятна жизнь бедноты, которая мыкала горе в деревне и городе, как и он, боролась с нуждой. О них, обездоленных и бесправных, стихотворения «Доля бедняка», «Горе», «Бедность», «Беззаботный», «Головушка», «Сиротой я росла» и др.

Бедность, ты бедность,
Нуждою убитая, –
Радости счастья
Ты дочь позабытая!
Век свой живешь ты –
Тоской надрываешься,
Точно под ветром
Былинка шатаешься.
Мерзнешь зимой ты
В морозы трескучие,
Жаришься в лето
Горячее – жгучее,
Ох! Не легко-то
Твой хлеб добывается!
Где ж твоя радость, –
Куда подевалася?
Где ж твое счастье, –
Другим, знать, досталося! («Бедность»)

 (Звучит песня «Голова ль моя, головушка»)

В 1871 году выходит первый сборник стихов Сурикова, одобрительно встреченный современниками. Автору – 30 лет.

1-й ведущий: В газетах появляются восторженные отклики на стихи Сурикова. Плещеев скажет, что в стихах его постоянно звучит торжественная нота. Но гнетущая нищета все же ненадолго отступает, жить становиться легче. За стихи платят очень мало, прокормить себя и семью литературным трудом он все же не может и продолжает разрываться между лавкой и творчеством, с трудом выбирая время для стихотворений.

2-й ведущий: «В одном из дальних концов Москвы, в закоулке, близ заставы, вы увидите маленькую лавочку железного старья. На прилавке рядом со старыми гвоздями и замками нередко лежит последний номер журнала или только что вышедшая книга. Из–за прилавка входящего покупателя спрашивает мужчина лет за тридцать, просто одетый, - это поэт Суриков. Тут он проводит целый день с раннего утра до позднего вечера; тут и его мастерская… и его рабочий кабинет; тут он работает попеременно то молотком, то пером; отсюда вышли его лучшие произведения». Так рассказывает о посещении лавки Сурикова его современник.

3-й ведущий: А вот отрывок из письма самого поэта (1873 г.): «Писать что – либо не выберешь времени, чернила в лавке у меня замерзли (ибо контора моя находится там), а на квартире писать тоже негде, днем нельзя уйти из лавки, потому что я там нахожусь один… Вечером придешь измученный, как собака, бегавшая весь день, ища какой – нибудь пищи, до письма ли тут. Да если б и вздумалось писать, придя вечером домой, где же? Если я примусь писать, так как помещение мое, где я живу, заключается в одной комнате».

1-й ведущий: Иван Захарович Суриков умел преодолеть многое, умел тонко чувствовать русскую природу. Его стихи подкупают своей простотой, задушевностью, лиризмом. Это «Зима», «Весна», «Осенью», «Летом», «Занялася заря», «Утро в деревне», «Береза» «В поле».

За окном скрипит береза,
В комнате темно;
От трескучего мороза
В инее окно.
За окном…чу!.. песню кто – то
Весело поет, –
Знать ему нужда, забота
Душу не гнетет.
Пой же, друг, пока поется,
Жизнь пока светла;
А как горе к ней привьется, –
Все оденет мгла.
Заскрипишь ты, как береза,
Под окном зимой;
Закипят на сердце слезы,
Смолкнет голос твой. («Береза»)

(На фоне музыки «Времена года» П. И. Чайковского исполняется 2 – 3 стихотворения из пейзажной лирики, а также романс П. И. Чайковского «Рассвет» на стихи «Занялася заря, скоро солнце взойдет»).

2-й ведущий: В эти годы Суриков часто вспоминал свое детство:

Детства прошлого картины!
Только вы светлы:
Выступаете вы ярко
Из сердечной мглы.
Детство, нет тебе возврата!
Пронеслось, прошло;
Только в памяти живешь ты
Ярко и светло.

С большой любовью пишет он о детях и для детей, и стихи эти во многом напоминают его самого. Походы на пчельник к доброму пасечнику («Дед Клим»), ночная ловля рыбы с лодки («На реке») – все это предстает в стихах поэта доброй сказкой:

Летний вечер. За лесами
Солнышко уж село;
На краю далеком неба
Зорька заалела;
Но и та потухла. Топот
В поле раздается;
То табун коней в ночное
По лугам пасется.
Ухватя коней за гриву,
Скачут дети в поле.
То-то радость и веселье.
То-то детям воля!.. («В ночном»)

3-й ведущий: В 1875 году выходит второй сборник поэта. У Сурикова появляются друзья – ученики, такие же, как и он, поэты – самоучки, чьи стихи были опубликованы в литературном сборнике «Рассвет». Именно благодаря Сурикову стали известны имена поэтов из народа – А. Бакулина, С. Григорьева, С. Дерунова, Д. Жарова, М. Козырева, Е. Назарова, И. Родионова, И. Тарусина, А. Разоренова. Кстати, последнему принадлежит текст песни «Не брани меня, родная».  Иван Захарович мечтает издавать журнал, открыть типографию, книжный магазин, библиотеку. Но планам этим не суждено было сбыться. Здоровье его подорвано постоянной нуждой, невыносимыми условиями работы. На лечение требовались деньги, а их у поэта не было. Лишь в 1877 году он получил хороший гонорар за третью книгу стихов. Суриков едет в Крым на лечение. К сожалению, это не спасло его. Ему становится все хуже. Незадолго до смерти он пишет другу: «Песня моя спета… я из комнаты никуда не выхожу и все кашляю, кашляю и кашляю. Дышу я трудно и тяжело – мое правое легкое  уже тю-тю! Писать я, голубчик, ничего не пишу, ибо не могу – голова и душа не работают». 

1-й ведущий: Иван Захарович не сдается. За щербатым кухонным столом, за сальным прилавком он создает свои прекрасные, искрящиеся солнцем и слезами стихи. Отклики на них все чаще появляются в столичных журналах. «Я честно мыслил, и песни мои были искренни», – скажет поэт, как бы подводя итоги своей литературной деятельности. Он знал, что век его недолог. Суриков умер от туберкулеза легких 24 апреля (7 мая) 1880 года. Иван Захарович был похоронен на Пятницком кладбище в Москве, в так называемом «ярославском углу», где хоронили по старому обычаю всех выходцев из Ярославской губернии.  Одно из предсмертных стихотворений поэта называлось «Зима», очень светлое по своему содержанию. Трудно поверить, что написано оно умирающим человеком.

Белый снег пушистый
В воздухе кружится
И на землю тихо
Падает, ложится.
И под утро снегом
Поле забелело,
Точно пеленою
Все его одело.
Темный лес что шапкой
Принакрылся чудной
И заснул под нею
Крепко, непробудно…
Божьи дни коротки,
Солнце светит мало,
Вот пришли морозы –
И зима настала.
Труженик – крестьянин
Вытащил санишки,
Снеговые горы
Строят ребятишки.
Уж давно крестьянин
Ждал зимы и стужи,
И избу соломой
Он укрыл снаружи.
Чтобы в избу ветер
Не проник сквозь щели,
Не надули б снега
Вьюги и метели.
Он теперь покоен –
Все кругом укрыто,
И ему не страшен
Злой мороз, сердитый. («Зима»)

2-й ведущий: Пройдя суровую школу борьбы с нуждой, всей душой сочувствующий обездоленным и угнетенным, Суриков не был человеком революционных взглядов и настроений. Он просто всегда верил в преобразующую силу труда, в просвещение, рост культуры народа:

К тебе, трудящемуся брату,
Я обращаюся с мольбой:
Не покидай на полдороге
Работы, начатой тобой.
Не дай в бездействии мертвящем
Душе забыться и заснуть. –
Трудом тяжелым и упорным
Ты пролагай свой честный путь.
И чем бы в жизни не грозила
Тебе судьба, – ты твердо стой!
И будь высокому призванью
До гроба верен ты душой.
Пусть гром гремит над головою;
Но тучи черные пройдут…
Все одолеет сила духа,
Все победит упорный труд! («Трудящемуся брату»)

3-й ведущий: Задушевные и напевные стихотворения поэта привлекли внимание лучших русских композиторов. На стихи Сурикова писали музыку А. Гречанинов, Ц. Кюи, А. Бородин, Н. Римский – Корсаков, А. Даргомыжский, 5 романсов сочинил П. И. Чайковский.

(Слушается один из романсов).

В дореволюционных песенниках насчитывалось более 25 текстов, принадлежащих перу поэта. Сегодня лучшие творения Сурикова популярны.

(Звучат «Рябина» или «Степь да степь кругом»)

1-й ведущий: Перечитываем вновь и вновь стихотворения Сурикова. На душе становится чуточку теплее и надежнее. И верится, что не все еще потеряно. Поэт вошел с нами в XXI век. Его искусство, чистое по-народному, заслужило право на память. Доброе и благородное наследие поэта соизмеримо со всем ценнейшим в нашей жизни.

31.05.2009

23 апреля 14:00–15:30 | Вебинар ТерраТех, Роскосмос, ГАОУ Школа № 1306