00
дней
/
00
часов
/
00
минут
/
00
секунд

Устный литературный журнал на тему: "Три поездки М.М. Пришвина по Северу"

Разделы: Внеклассная работа


«Если бы природа могла чувствовать
благодарность к человеку за то,
что он проник в её тайную жизнь
и воспел её красоту, то прежде всего эта
благодарность выпала бы на долю
Михаила Михайловича Пришвина».

К.Паустовский

Цель: развитие кругозора учащихся и повышение интереса к истории, культуре и литературе Русского Севера.

Оборудование: карта архангельской области, на которой отмечены маршруты путешествий Пришвина, фотографии, сделанные Пришвиным на Севере, портрет Пришвина и эпиграф к уроку.

Слово учителя: Русский Север, а иначе Поморье, в 12-15 веках было колонией Великого Новгорода. В 15-17 веках Поморьем назывался обширный экономический и административный район по берегам Белого моря, Онежского озера и по рекам Онега, Северная Двина, Мезень, Пинега, Печора, Кама и Вятка, вплоть до Урала. В 19 веке Поморье стали называть Русским Севером. Именно по территории этого Русского Севера и совершил свои четыре поездки Михаил Михайлович Пришвин. Разговор наш об этом человеке и его путешествиях по Северу не случаен. 4 февраля 2008 года исполнилось 135 лет со дня рождения этого замечательного человека, путешественника, писателя, фотографа.

Ведущий 1: Летом 1906 года из Санкт-Петербурга  отправился на Север безвестный агроном Михаил Пришвин. Целью этой экспедиции, согласованной с известным этнографом Ончуковым, было собрание местных песен, плачей, сказаний, словом, того, что мы называем фольклором. Поездка стала поворотной в судьбе этого человека.

Ведущий 2: До того он был просто сыном Елецкой помещицы, уроженцем орловской земли, подарившей нам едва не половину русских писателей. Отца он почти не помнил. Разгульная, на широкою ногу, жизнь не в меру увлекающегося человека, привела к тому, что его имение оказалось заложенным по двойной закладной. Не выдержав удара судьбы, отец умер, оставив на руках жены дочь и четырёх сыновей, младшему из которых, Михаилу, было в то время 7 лет.  Крепко врезалось в память мальчика, как отец перед смертью подозвал его и слабеющей рукой набросал на листке бумаги загадочный рисунок – какие-то зверьки в ёлочках и подпись: «Голубые бобры».

Ведущий 1: Матери Миши Пришвина, происходившей из старообрядческого рода Игнатовых (её брат был крупнейшим сибирским пароходчиком), надо было поднимать имение, растить детей. И если отец запомнился Мише как фантазёр и мечтатель, то мать, прежде всего – как крепкая, энергичная хозяйка. Две стихии сошлись в нём и породили добрый сплав трезвого ума и поэтической фантазии.

Ведущий 2: С ранних лет нелёгкая жизнь поместных мужиков была у него перед глазами. От них Миша слышал легенды о стране Золотых рек и Белых гор, своего рода земном рае, где царит справедливость и счастье. Она лежит далеко-далеко, но её можно достичь, если прямо сейчас отправиться в путь.

Ведущий 1: Уже гимназистом он сбежал было с двумя однокашниками «в Азию» по реке Сосне, но был возвращён назад. Над беглецами зло шутили: «Бежали в Азию, а попали в гимназию!» Единственным, кто не забыл потом этого порыва, оказался Миша Пришвин. На сей раз заветная страна только отдалилась.

Ведущий 2: Потом случился скандал с преподавателем географии, тогда ещё молодым Василием Розановым, будущим философом, настоявшим на исключении гимназиста. А после этого – долгие поиски своего места в жизни. Рижский политехникум, Лейпцигский университет. Потом – работа агрономом в русской провинции. И, однажды встретив в Петербурге известного учёного-этнографа того времени Н.Ончукова, он принял его предложение поехать на Север  «за сказками». Это был первый удавшийся ему шаг в заветную страну, мечту о которой он лелеял с детства.

Василий Розанов

Василий Розанов

Исследователь 1: Летом 1906 года Пришвин, как он сам потом рассказывал, «бросил служебную карьеру и пешком, без гроша в кармане, с одним дешёвеньким ружьём ушёл на Север, чтобы записывать народные сказы и речь». Пришвин приехал в Петербург, а оттуда на Ладожское озеро. Затем по реке Свирь на худеньком теплоходе он отправляется в Олонецкую губернию. На его пути – большие торговые сёла – Подпорожье, Мясутово, Важины, Вознесенье. Затем перед ним – Онежское озеро – величественное Онего. Некоторое время он проводит в Петрозаводске и Повенце. Несколько месяцев провёл тогда Пришвин в Выговском крае. Узнал тяжёлую жизнь северных крестьян – тружеников, их легенды, сказки, песни и очень полюбил этих людей. «В этом краю непуганых птиц все люди были мне хороши, и так много хороших в одном месте я никогда не видал», – писал он. О людях, с которыми встретился на Севере, – сказочнике Мануйле, вопленице Степаниде Максимовне, крестьянах, рыбаках, их сказках и легендах, о природе Выговского края Пришвин, вернувшись в Петербург, написал книгу «В краю непуганых птиц».

(Инсценирование отрывка из книги М.М.Пришвина «В краю непуганых птиц»)

Пришвин: Сказочник Мануйло – человек необыкновенно общительный, любит людей. Живёт он в полуразрушенной избушке у самой дороги, по которой идут Соловецкие богомольцы. Они все находят радушный приём у сказочника. Творчество Мануйлы достаётся им даром. Однако были в его жизни случаи, которые убедили его, что сказка не совсем пустое занятие.

Мануйло: Мне легко было в бурлаках. Сижу я на бревне да покуриваю Подходит приказчик, раз посмотрит, два посмотрит. «Ты что, говорит, Мануйло?» А я ему в ответ: «Да ничего». – «Хо-хо-хо, засмеётся, ну, приходи вечером сказывать». Вечером придёшь, чаем напоит.

Пришвин: В семейной жизни Мануйло был несчастлив: единственная дочь – безумная. Вот как рассказывает об этом сам Мануйло.

Мануйло: В этот год у нас на Маткозере рыбы совсем не было, вся перешла в Выгозеро. Старухи рассказывают, будто видели, как на Поповом камне маткозерский водяник с Выгозерским в карты играли. Вот и думаем, что наш хозяин свою рыбу проиграл. Ну, думаю, надо в лесу дело поправлять белками. Взял собаку, ружьё, надел кошель и пошёл в лес. А моя девчонка со мной запросилась да и увязалась. Только вошли в лес, слышу, собака часто и гораздо лает. Ну, думаю, белку облаяла. Как услыхал – тотчас в лес! Лает как бешеная, а белки нет. Смотрю, сидит на чистом месте на веточке, хвост на спине. Стал прицеливаться. Хлоп! Нет ни белки, ни сука. И собак не лает. Тут-то я и вспомнил про девчонку. Оглянулся назад – нету её. Ну, думаю, домой ушла, сотворил молитву – и в лес. Два дня проходил – прихожу домой, жена ругает: «Что ты, говорит, девчонку по лесу водишь?» А она с тех пор домой не приходила. Тут я и понял: это лесовик белку мне показал, а девчонку закрыл. Делать нечего! Посоветовали, посоветовали со старухой, и поехал я к Микулаичу, к колдуну отведать девчонку. Сутки я к нему плыл да сутки пешком шёл. «Ничего, говорит старик, он её восемь суток водить будет, на девятые нам только попасть туда нужно». Пришли мы с ним в лес на девятые сутки в полночь. Стою, вижу, будто волокут мою девчонку, кричит: «Тятенька!» «Пойдём, говорит, она теперь дома». Пришли, девчонка дома, вся синяя, дрожит. Девять суток он её водил, а уж что с ней делал, не знаю. Так осталась немая и глупая.

(Актёры уходят)

Исследователь 1: За эту книгу и записи устного народного творчества в Выговском крае Пришвин позже был награждён серебряной медалью Русского географического общества и избран его действительным членом.

Исследователь 2: (во время рассказа показывает маршрут путешествия по карте) Через год Пришвин снова поехал на Север. «Всё оставив позади себя, я снова отправился… в край непуганых птиц записывать сказки». «В половине мая 1907 года я по Сухоне и Северной Двине Отправился в Архангельск. Отсюда и начались мои скитания по Северу. Частью пешком, частью на лодке, частью на пароходе обошёл я и объехал берег Белого моря до Кандалакши». Потом Пришвин пересёк Кольский полуостров, побывав на Соловецких островах, на Западном Муроме и в начале июля морем возвратился в Архангельск. «В Архангельске, – пишет он, – я познакомился с одним моряком, который увлёк меня своими рассказами, и я отправился с ним на рыбацком судне по Северному Ледовитому океану. Недели две мы блуждали с ним где-то за Каниным Носом и приехали на Мурман. Здесь я поселился в одном рыбацком становище и занимался ловлей рыбы в океане. Наконец, отсюда на пароходе я уехал в Норвегию и вокруг Скандинавского полуострова поплыл домой». Это путешествие вдохновило писателя на создание книги «За волшебным колобком». В ней Пришвин восхищённо рисует северную природу. «Нигде не бывает такой красоты в природе, как на Севере», – говорил он.

(На фоне музыки чтецы выразительно читают зарисовки природы, сделанные Пришвиным в книге «За волшебным колобком»)

Чтец 1: «Посвящаю свой труд стране без имени, без территории, куда мы в детстве бежали. Посвящаю и тем трём друзьям, которые разделили тогда со мной детские грёзы. Этим трудом я хочу поставить своим детским мечтам памятник, быть может, грубоватый, простой. Но что из этого? Лишь бы не дать сровняться могиле с землёй, лишь бы узнать то место, где лежат дорогие мальчики и грезят о стране без имени, без территории».

Чтец 2: «Я проснулся. Солнце ещё над морем, ещё не село. И всё будто грезится сказка. Высокий берег с большими северными соснами. На песок к берегу с угора сбежала заморская деревушка. Повыше – деревянная церковь, и перед избами много высоких восьмиконечных крестов. На одном кресте я замечаю большую белую птицу. Повыше этого дома, на самой вершине угора, девушки водят хоровод, поют песни, сверкают золотистыми блестящими одеждами.  Совсем как на картинках, где изображают яркими красками древнюю Русь, какою никто никогда не видел и не верит, что она такая. Как в сказках, которые я записывал здесь со слов народа».

Чтец 3: «Баю-бай, – качает море. Грезится девица с тёмной косой. Брызнули звёзды. Выглянул месяц. Заиграло певучее дерево. Запели птицы разными голосами. Грешная красавица шепчет: спи – усни, спи, глазок, усни, другой… Ноченька тёмная, радость моя… Это грёзы… Светлая северная ночь. Всё тихо. Спят. Как они могут спать такой светлой, безгрешной ночью? Покоятся. Сверкнула золотая шубейка под чёрным крестом. Стукнуло внизу, стихло. Уснула. Бай-бай, сестрица, бай-бай, родимая».

Чтец 4: «Я уже начинал раскаиваться, что выбрал такой утомительный путь на Север. Но в это же время замечаю, что высокие береговые треугольники, поддерживающие сосны, начинают белеть. Я забываю, что уже май, что не может быть снега, я думаю, что это снег, и любуюсь незнакомым мне сочетанием тёмного леса в белом сумраке над белыми скалами у странной незамерзающей, будто живой, воды… Я понимаю, что это не снег, это алебастровые горы Северной Двины. Они становятся всё выше и выше, лес исчезает, и вот мимо меня плывут странные фантастические строения, дворцы, башни, крепостные полуразрушенные стены, плывут нескончаемой вереницей, причудливой, постоянно изменчивой формы».

Исследователь 3: (Свой рассказ учащийся сопровождает показом маршрута Пришвина на карте Архангельской области) В 1935 году Михаил Михайлович Пришвин совершает очередное путешествие по Северу, которое он вместе с сыном Петром Михайловичем совершил в мае-июне. Пришвину тогда было 62 года – возраст, казалось бы, не очень подходящий для таких путешествий: ведь пришлось не только ехать поездом от Москвы до Вологды и плыть на пароходах по Вологде, Сухоне и Северной Двине до Верхней Тоймы; до верхнепинежских селений Керги и Согры (около ста километров) добирались верхом на лошадях, оттуда вниз по Пинеге – на весельной лодке до устья Илеши, затем по Илеше вверх до её притока Коды, по Коде в её верховье – это всё на лодке-осиновке. И уже отсюда пешком по дремучему лесу и болоту с проводниками Александром Губиным и Осипом Романовым – в «Берендееву чащу» – не тронутый топором лес. Вернувшись в Усть-Илешу, Пришвин спустился по Пинеге до Карпогор; отдохнув здесь два дня, на пароходе отправился в Архангельск. Путешествие Пришвина по Пинежью длилось 19 дней. Было оно трудным, требовало силы, выносливости. Не каждый молодой отважится пуститься в такое странствие, и нельзя не восхищаться мужеством писателя, который совершил его на седьмом десятке лет. Что же заставило М.М.Пришвина  в преклонном возрасте отправиться в эти трудные поиски «Берендеевой чащи»? Почему так неудержимо влекло его на Север?  Перечитав много книг о лесе, он мечтал увидеть на Севере чистый, не знавший топора лес, мысленно называл его «Берендеевой чащей». Однажды,  когда плыли на пароходе по Сухоне, один из спутников рассказал Пришвину о своей родине: «За Пинегой… там, где последняя излучина реки Коды… уходит на Север и все речки бегут не в Пинегу, а в Мезень, есть чаща». «Чаща!» – вспомнил я свою сочинённую Берендееву чащу, и так захотелось мне узнать, какой вид имеет эта действительная чаща, не тронутая вовсе топором человека. «Скажи, – спросил я, – какая же она, эта чаща, какой лес?» «Лес там – сосна за триста лет, дерево к дереву, там стяга не вырубишь! И такие ровные деревья, и такие частые! Одно дерево срубить нельзя, прислонится к другому, а не упадёт. Вот какая чаща! И к ней прислонилась избушка». Непонятный восторг охватил меня». Пришвин решил во что бы то ни стало добраться до этой сказочной чащи. Здесь, на Севере, Пришвин сделал большое количество фотографий, запечатлев наш край во время своего путешествия. Обратимся к ним.

Фото 1: Вот Вологда, какой она была в тот приезд Михаила Михайловича.  Отсюда по Сухоне и Северной Двине он отправился в Верхнюю Тойму.
Фото 2: Такой встретила Северная Двина Михаила Михайловича в 1935 году.
Фото 3: Это село Лавела. «Большое село, дом к дому у самой воды, на домах деревянные коньки, птицы, олени. Пахнет немного дымом, но звуков нет никаких, северные сёла молчаливы так же, как лес, и даже собаки не лают».
Фото 4: Вот Пришвин на лошади продолжает свой путь в северном лесу (близ Верхней Тоймы). 1935 г. Фото П.М. Пришвина
Фото 5: Пришвин в лодке на Пинеге. 1935 г. Фото П.М. Пришвина

Фото 1.

Фото 1.

Фото 2.

Фото 2.

Фото 3.

Фото 3.

Фото 4.

Фото 4.

Фото 5.

Фото 5.

Слово учителя: В газете «Двинская правда» от 19 мая 1995 года была помещена статья «Миновал ли Пришвин Котлас?» Автор этой статьи – Д. Кокорина пишет: «Для нас и сейчас остаётся загадкой, как же они (Пришвин и его сын – комментарий мой, О.А.) добирались до места. По всей видимости, ехали речным путём от Вологды до Устюга, а затем пересели на другой пароход, идущий до Архангельска. Достоверно одно – 10 мая энтузиасты вышли на верхнетоемскую пристань. Нигде не написано у Михаила Михайловича как они добирались обратно. Скорее всего, путники вышли на свет божий где-то у столицы республики Коми. Оттуда их маршрут лежал на пароходе вниз по Вычегде – до Котласа. Всё резонно: до Вологды можно было добраться только из Котласа или Великого Устюга. Остаётся лишь выяснить – может быть, есть среди котлашан или устюжан люди, которые ещё помнят о том, что шестьдесят лет назад наш Север почтил вниманием известный писатель, личность, безусловно, выдающаяся, М.М.Пришвин? Хорошо, если бы они откликнулись». Только, к сожалению, никто на этот призыв не откликнулся. Может, кому-то из вас суждено разгадать эту тайну.

– А теперь проверим, как внимательно выслушали рассказ девочек о поездках Пришвина на север, о его жизни, о его творчестве. Я вам предлагаю кроссворд и 4 минуты времени на его разгадывание. Тот, кто правильно разгадает весь кроссворд, получит приз.

По горизонтали: 1. Профессия М.М.Пришвина. 2. Учитель, настоявший на исключении М.М.Пришвина из гимназии. 3. Около этой реки расположена Корабельная чаща.

По вертикали: 4. Сказочник из книги «В краю непуганых птиц». 5. Собиратель фольклора, надоумивший Пришвина поехать на Русский Север. 6. Во время путешествий по Северу Пришвин посещал этот город. 7. Следом за каким волшебным предметом путешествовал Пришвин по Северу?

Ответы: 1. Агроном. 2. Розанов. 3. Кода. 4. Мануйло. 5. Онучков. 6. Мурман. 7. Колобок.

Слово учителя: На уроке развития речи мы с вами знакомились с необычными произведениями – миниатюрами М.М.Пришвина. В них нет захватывающего сюжета, нет главных и второстепенных героев, ярких событий. Они написаны так, словно писатель, охваченный волнением от встречи с чудом, остановился, заворожённый, и, взяв в руки карандаш, боясь, что этого никогда больше не увидит, с упоением описывает каждый штрих, каждое мгновение из жизни Природы: вот упала первая весенняя капля, муравьи сидят и ждут чего-то, из трухлявого пня выросла берёзка, по голым деревьям бегают белки. И мы с вами попытались написать свои миниатюры, посвящённые матери-природе. Сейчас я зачитаю лучшие из тех, которые вами были написаны, а вы попробуйте угадать их автора.

Литература:

  1. Мосеев И.И. Поморская говоря. Краткий словарь поморского языка/И.И.Мосеев. – Архангельск, 2005. – 372с.
  2. Скепнер Л.С. Словесное искусство Русского Севера в литературном образовании и развитии школьников: Монография / Л.С. Скепнер. – Архангельск: Поморский государственный университет, 2002. – 240с.: ил.
  3. Пришвина В.Д. Пришвин фотографирует / В.Д.Пришвина // Прометей. – 1983. – №13. – с.305-331
  4. Пришвин М.М. За волшебным колобком: В краю непуганых птиц. За волшебным колобком. Осударева дорога. Глаза земли. Отцы и дети. Из дневниковых записей/ М.М.Пришвин. – Петрозаводск: Карелия, 1987. – 703с.
  5. Паустовский К. Из ст. «Пришвин» /К.Паустовский//Хрестоматия по детской литературе: для педагогических училищ. – М.: Просвещение, 1970. – 510с.: ил.
  6. Кокорина Д. Миновал ли Пришвин Котлас? / Д. Кокорина// Двинская правда. – 1995. – 19 мая. – с. 8