00
дней
/
00
часов
/
00
минут
/
00
секунд

Урок литературы в 9-м классе "Мы были живые…" по роману Б.Васильева "Завтра была война…"

Разделы: Литература


Цели урока:

  • Представить себе поколение юношей и девушек, которые в 41-м году шагнули со школьного порога прямо в ад войны: какими они были? О чем мечтали? И дружили?
  • Дать возможность в процессе анализа романа сравнить поколения молодых 40-х и 90-х годов XX века: есть ли точки соприкосновения в их духовной жизни; можно ли говорить об общности самых важных жизненных идеалов?
  • Подвести учащихся к выводу о том, что одной из главных составляющих нашей Победы в Великой Отечественной войне была нравственная сила защитников Отечества, их высокие жизненные идеалы.

Оборудование урока:

  • Портрет Б. Васильева.
  • Портрет воронежской учительницы А.Я. Цвик (она учила до войны русскому языку Бориса Васильева).
  • Плакат-реклама к фильму «Завтра была война».
  • Запись песни «Давным-давно была война».
  • Иллюстрации учащихся к роману.
  • Выставка книг Б. Васильева.
  • Оформленная доска.

Предварительная подготовка к уроку:

  • Чтение романа.
  • Работа над иллюстрациями.
  • Работа над выразительным чтением речи директора школы на встрече выпускников через 40 лет (читается под музыку «Метели» Свиридова).

Ход урока

I. Сообщение темы и целей урока.

Обращение к содержанию материалов на доске. Запись темы и эпиграфа в рабочей тетради.

II. Звучит песня «Давным-давно была война».

III. Вступительное слово учителя.

Приближается День Победы. Новую мирную весну встречает народ. Но говорят, что великие войны имеют начало, а конца не имеют... Они продолжаются в слезах вдов и матерей, в стонах израненных солдат, в снах ветеранов. В который раз плуг перепахивает поля сражений, хлеб же долго, невыносимо долго хранит дымную горечь пороха. А память снова и снова обращается к тем незабываемым грозным дням, к тому поколению, которое сумело выстоять и победить. Кто они, молодые солдаты сорок первого года? Как жили? О чем мечтали? Кого любили? С кем дружили? Хочется знать обо всем.

Писатель Борис Васильев однажды заметил: «Я хочу вернуться в те дни...». И создал роман «Завтра была война». Роман не о войне, она была еще «завтра». Писатель вернулся в 1940 год. Ему хотелось вспомнить о каждом и стать каждым, выговориться за себя и за них. Один из читателей романа в письме на имя Б. Васильева признался: «Я учился в 10-м, когда Вы были в 9-м классе, поэтому без слез не мог читать роман. Пошел в школу. В течение часа ходил по школе с номером журнала» «Юность». Спасибо Вам, дорогой мой сверстник! Спасибо за то, что дали возможность снова вернуться в те далекие годы, снова пережить их».

– А о чем задумались вы, ребята, читая роман «Завтра была война»? Что вы знаете об авторе романа?

(Девятиклассники говорят о своих впечатлениях о прочитанном достаточно живо и убедительно: роман им нравится. Но о самом авторе знают мало. Учитель восполняет этот пробел).

IV. Слово учителя о писателе.

Борис Васильев был сверстником своих героев. Он тоже из того времени... Прошел всю войну, хотя комиссия признала его негодным к военной службе по состоянию здоровья. Он вспоминает:

«Мое поколение – поколение погибших. (Мужчин 1924-1926 года рождения в живых осталось три процента. Из каждых 100 человек в живых осталось трое). Это было удивительное поколение... Мы жили с искренним убеждением в том, что должны что-то героическое сделать, мы готовили себя к этому».

Теме войны Б. Васильев посвятил много своих книг. Они представлены на нашей выставке: «А зори здесь тихие...», «В списках не значился», «На пути в Берлин», «Встречный бой», «Кажется, со мной пойдут в разведку». До войны жил в Воронеже. Учился в 9-м классе, когда началась война. Отец – командир Красной Армии.

В юности Б. Васильев очень любил театр, занимался в драмкружке. Вместе со своими учениками в школьных спектаклях играла молодая учительница Анна Яковлевна Цвик. Вот ее портрет. Красавица и умница, она была кумиром старшеклассников. Работала в школах Воронежа и после войны.

22 июня 1941 года Борис Васильев бежал вместе с ребятами купаться к Чернавскому мосту. Гроза и дождь заставили их спрятаться под навес школьного крыльца, где они и узнали от директора школы о начале войны. Их было четверо друзей, все они ушли на фронт, в живых остался только Борис Васильев. Одного из ребят звали Николаем Плужниковым. Борис Васильев не знал, как и при каких обстоятельствах он погиб, но твердо верил, что друг принял смерть достойно. Вот почему своего героя из повести «В списках не значился» назвал Николаем Плужниковым.

V. Беседа с учащимися по содержанию романа.

– Вспомните, как начинается роман?

– Каков довоенный 9-й класс?

– Похожи ли они на вас? Ведь поколение 40-х годов, казалось, вышло из легенды. У одного из талантливых представителей этого поколения, Павла Когана, мы прочитаем такие строчки:

Они нас выдумают снова
Сажень косая, твердый шаг
Мы были всякими. Любыми.
Не очень умными подчас.
Мы наших девушек любили,
Ревнуя, мучась, горячась.
Они нас выдумают мудрых,
Мы будем строги и прямы,
Они прикрасят и припудрят,
И все-таки пробьемся мы.

– И правда: они прорвались на страницы романа такими, какими были похожими на нас и в чем-то совсем другими. Давайте разберемся - какими же?

– Назовите тех, кто вам запомнился больше, расскажите о них.

(Искра Полякова.

Удивительное имя... И ее недолгая жизнь была как искра, которая превратилась в пламя.

Предельно честная, искренняя, максималистка во всем: в поступках, взглядах, требованиях к себе и к людям.

Она лучше других могла подчиниться короткому, как удар слову «надо».

Горе впитала обильнее, чем радость (по словам матери).

У нее ничего не могло быть второго, вторичного. Недаром Искра – комиссар.)

(Вика Люберецкая.

Красавица и отличница, она гордится своим отцом.

Ее самоубийство – слабость или сила? Давайте еще раз вернемcя к ее последнему письму. Читаем его.

В чем состоит жизненный урок, преподнесенный историей Викой Люберецкой и ее отцом? Кстати, для сведения: такого случай самоубийства действительно был в Воронеже в те годы).

(Вовик Храмов.

Тихий отличник, над которым беззлобно подшучивал вес класс.)

(Саша Стамескин.

Отчаянный хулиган, чье имя склонялось на всех школьных педсоветах...).

(Зиночка Коваленко.

Доверчивая и влюбчивая, она, нимало не смущаясь, могла написать одинаковые письма сразу трем мальчишкам...)

Сложны жизненные экзамены на человечность и нравственное мужество, которые пришлось выдержать девятиклассникам. Расскажите о них.

а) История с арестом отца Вики Люберецкой и самоубийством Вики отношение к этим событиям одноклассников, классного руководителя, директора школы, матери Вики; похороны Вики (прочитать о них).

б) Почему мать Искры запрещает ей участвовать в митинге на похоронах. (Годы культа личности Сталина. Люди гибли без суда и след­ствия...)

в) История с увольнением директора школы. Почему учащиеся пришли к Николаю Григорьевичу, чтобы сказать, что они верят ему?

г) Кто научил ребят вере в людей, умению жить честно, приходить на помощь людям? (Перед их взором пример родителей, Николая Григорьевича, отца Вики Люберецкой, матери Искры...). Рассказ о матери Искры Поляковой.

д) Могли ли в будущем ребята поступать и жить по-другому?

е) Как вы считаете, почему Б. Васильев не рассказывает читателям о том, как воевали его герои?

(В этом не было необходимости. Логика их характера, нравственные принципы показали, что они уже выдержали проверку на человека. И на войне проявят себя достойно.)

ж) Давайте побываем с вами на встрече выпускников, оставшихся в живых, через 40 лет... Расскажите о ней.

Чтение речи директора (чтение заранее готовилось одним учени­ком; исполняется под музыку «Метели» Свиридова).

«В тот единственный раз, когда мы, уцелевшие, по личной просьбе директора приехали на открытие, он сам зачитывал имена погибших перед замершим строем выживших.

– Девятый «Б», – сказал он, и голос его сорвался, изменил ему, и дальше Николай Григорьевич кричал фамилии, все усиливая и усиливая крик. – Герой Советского Союза летчик-истребитель Георгий Ландыс. Марки собирал. Артем... Артем Шефер. Из школы его выгоняли за принципиальность, а он доказал ее, принципиальность свою, доказал! Когда провод перебило, он сам себя взорвал вместе с мостом. Просторная у него могила, у Артема нашего!... Владимир Храмов, Вовик, отличник наш, тихий самый. Его даже в переменки и не видно было и не слышно. На Кубани лег возле «сорокопятки» своей. Ни шагу назад не сделал. Ни шагу!... Искра По... По...

Он так и не смог выговорить фамилии своей связной, губы запрыгали и побелели. Женщины бросились к нему, стали усаживать, поить водой. Он сесть отказался, а воду выпил, и мы слышали, как стучали о стекло его зубы. Потом он вытер слезы и тихо сказал:

– Жалко что? Жалко, команды у нас нет, чтобы на коленях слушали.

Мы без всякой команды стали на колени. Весь зал – бывшие ученики и бывшие фронтовики, сегодняшние школьники и учителя, инвалиды, вдовы, сироты, одинокие – все как один. И Николай Григорьевич начал почти шепотом:

Искра, Искра Полякова, Искорка наша. А как маму ее звали, не знаем только гестаповцы ее на два часа раньше доченьки повесили. Так и висели рядышком Искра Полякова и товарищ Полякова, мать и дочь.

Он помолчал, горестно качая головой, и вдруг, шагнув, поднял кулак крикнул на весь зал:

А подполье жило! Жило и било гадов! И мстило за Искорку и маму жестоко мстило!

Через полгода, в начале пятьдесят второго Николай Григорьевич умер».

VI. Заключительное слово учителя.

– Ребята, заканчивая урок по роману «Завтра была война», считая необходимым еще раз вернуться к самому автору, к его рассказу о создании романа, о прототипах героев и о том, почему после многих книг о войне он вдруг обратился к довоенной поре жизни своих героев. Делаю это сознательно: очень хочу, чтобы роман «Завтра была война» стал для вас памятным: он написан нашим земляком, на его страницах дыхание нашего города, его улиц и площадей, его сынов и дочерей погибших и живых. И одно на всех небо....

В письме воронежской учительнице Анне Яковлевне Цвик Б. Васильев написал:

«Роман «Завтра была война» автобиографичен в той мере, в какой автобиографично все авторское. Я вообще до сей поры избегал каких бы то ни был прототипов, но здесь как раз прототипы есть:

Искра Полякова – это Зоря Поляк, моя жена. (Поляк – ее девичья фамилия). Она и по сей день максималистка, а в юности была вылитой Искрой всю жизнь моим комиссаром.

Зиночка Коваленко – Ниночка Кузнецова, мать наших приемных детей погибла в автомобильной катастрофе 14 октября 1975 года. Она была поразительно женственна, нелогична, обаятельна, добра, кокетлива и по-женски проницательна и мудра. Артем Шефер – Аркадий Софер, наш ближайший друг, фронтовик, однолюб (всю жизнь любил Ниночку Кузнецову и остался один). Технарь с ног до головы, для которого нет ничего дороже друзей и дружбы. Конечно, в повести не копии, не кальки этих людей. Я и здесь в меру своих сил стремился к максимальной типизации».

И последнее, о чем надо сказать вам словами самого писателя. Обратимся еще раз к письму Б. Васильева А.Я. Цвик: «Я написал три работы о войне:

а) война бесчеловечна и безмерно жестока... («А зори здесь тихие...»);
б) война способна из юноши сделать профессионального воина... («В списках не значился»);
в) война часто приводит к потерям бессмысленным, которые отравляют "радость победы... («Встречный бой»).

В этих трех произведениях для меня оказалась исчерпанной вся война, и я уже не чувствовал потребности к ней возвращаться. Но с некоторых пор меня начало беспокоить, что в этом моем трактате о войне нет предисловия. Кто "же были те очень молодые люди, которые гибли, побеждая? Что сформировало их характер? Почему они оказались столь едины в своем порыве защищать родину?

Вот об этом я и написал в романе «Завтра была война». И ни о чем ином..,».

VII. Домашнее задание.

Выбрать цитаты из текста, характеризующие личности героев, составить цитатный план.