Психологическое здоровье учителей как фактор стабилизации общества

Разделы: Администрирование школы, Общепедагогические технологии


В настоящее время при поддержке фонда Дж. и К. Макартуров проводится исследование факторов социально-психологической адаптации женщин Магаданской области. Психологическое состояние, жизненные, профессиональные установки и перспективы женской части взрослого населения требуют особого внимания. Во-первых, именно женщины (наряду с детьми, инвалидами и пенсионерами) оказались в числе наименее социально защищенных категорий населения при переходе к рыночным условиям. Это проявляется, в частности, более высокими показателями женской безработицы. Миграционные намерения женщин, по данным региональных исследований, более сильны и определенны. Во-вторых, женщины по ряду причин оказывают существенное влияние на состояние психологического климата в обществе. Несмотря на то что женщины меньше представлены в различных руководящих органах и, соответственно, имеют меньшую возможность влиять на принятие социально-значимых решений, именно их готовность к реализации долгосрочных программ определяет судьбу данных решений. Известно, что женщины играют важную роль в воспитании детей, как в семье, так и в других институтах социализации (поскольку работники воспитательных, образовательных учреждений и учреждений культуры – в основном женщины).

Такая социальная позиция женщин объективно является существенным фактором в воспроизводстве и передаче социальных установок (в том числе неосознаваемых, психологически неблагоприятных). Позитивное влияние на состояние психологического климата общества женщины могут оказывать путем передачи сознательной позиции по отношению к перспективам региона и демонстрацией конструктивных стратегий планирования собственной жизни. Таким образом, психологическое самочувствие женщин – фактор как дестабилизации общества (через передачу неблагоприятных установок), так и, соответственно, стабилизации.

В настоящую работу включены отдельные результаты исследования, в котором приняли участие учителя школ нашей школы, а также студентки-старшекурсницы, обучающиеся по педагогическим специальностям (всего 126 чел.).

В исследовании использовались анкета, включающая в себя вопросы о материальном положении, занятости, миграционных намерениях, и метод MMPI (в адаптации Ф. Б. Березина и др.) Этот метод позволяет исследовать психическое здоровье популяций в условиях адаптационной напряженности, которые, по определению Ф. Б. Березина, характеризуются быстрыми социально-экономическими изменениями и нарушением привычного жизненного уклада.

Превышение уровня профиля MMPI от 70 Т-баллов указывает на преходящие невротические и психопатические состояния, выше 80 Т-баллов является показателем устойчивых нарушений психического здоровья. Превышение профиля выше 70 Т-баллов мы в целом интерпретируем как показатель высокого уровня невротизации, психического напряжения, затруднений социально-психологической адаптации, к которым может приводить истощение адаптационных возможностей психики при длительном нахождении в стрессовых условиях.

Результаты указывают на неблагополучие в учительской среде. Признаки невротизации в целом имеются у 58% исследованных учителей. Почти половина из них, согласно полученным результатам, имеет устойчивые нарушения психического здоровья. Эти показатели даже выше приводимых Ф. Б. Березиным (1994) норм для условий адаптационной напряженности.

Большинство учителей устраивает место работы, часто по причине интереса к самому содержанию деятельности. Но при этом они испытывают существенные материальные трудности (79% учителей школы указывают низкий уровень материального положения, когда трудности возникают с покупкой продуктов питания и необходимой одежды). Материальные трудности у учителей являются более сильным фактором дезадаптации, хотя статистически достоверных различий между уровнем материального положения нет ни при сравнении учителей школы, ни при сравнении психологически стабильных и "невротизированных" учителей. Все учителя живут трудно. Поданным статистики на 1999 г. численность населения в Московской области с доходами ниже прожиточного минимума составила 46% против 33% в 1998 г. Судя по самооценке материального положения учителей, показатель уровня бедности (численности населения, душевые доходы которого находятся ниже прожиточного минимума) среди учителей выше среднепопуляционного.

Проанализируем причины психологической нестабильности учителей и содержание негативных тенденций. Явно недостаточный для самообеспечения размер заработной платы вынуждает учителей увеличивать свою нагрузку, что создает ситуацию хронической усталости. Она усугубляется ролевым конфликтом работающей женщины, совмещающей работу с семейными обязанностями. По известным причинам во время ежегодных отпусков учителя не имеют возможности полноценно восстановить силы. Пребывание в ситуации хронического стресса и приводит к выявленным негативным последствиям: наблюдается высокий уровень психического напряжения, острая потребность в помощи, тревога и депрессивные тенденции, которые сопровождаются апатией или хаотичной активностью. Истощение адаптационных ресурсов приводит к астено-невротическим реакциям. Повышенная озабоченность вопросами здоровья небезосновательна: в таких состояниях велика вероятность развития психосоматических заболеваний, в частности, гипертонической болезни.

Другими выявленными следствиями переутомления, специфичными для профессий с высокой коммуникативной насыщенностью труда, являются выраженные признаки эмоциональной холодности, неадекватность эмоций, своеобразие восприятий и суждений, избирательность и поверхностность контактов. Трудно предположить, что в таком состоянии возможна реализация принципа гуманизации образования, индивидуализация обучения и личностно-ориентированный подход.

Вторая существенная причина для нарастания негативных личностных тенденций – противоречия между декларируемым в обществе высоким статусом учительской профессии, действительным ростом престижа качественного образования и реальным статусом учителей, который, в частности, проявляется в уровне зарплаты. В качестве компенсаторной реакции на это противоречие у учителей развивается озабоченность собственным престижем, повышенная тенденция к самоутверждению, излишняя чувствительность к действительным или мнимым несправедливостям, подозрительность к окружающим, упрямство, агрессивность. Эти следствия хронически испытывают на себе ученики и их родители.

Только часть отмеченных причин психологической нестабильности учителей являются общими, нормативно заданными для данной профессии. Выявленные симптомы нарушений психологического здоровья вполне укладываются в рамки синдрома эмоционального выгорания, которому подвержены представители профессий с коммуникативной насыщенностью труда. Другие причины обусловлены социально-экономическими условиями. Региональная специфика полученных результатов заключается в чрезвычайной, превышающей все возможные нормы распространенности психологической дезадаптации в данной выборке. Есть основания предполагать, что трудности могут быть связаны и с конкретными, регионально специфическими условиями труда, которые должны корректироваться. Пребывание в ситуации хронического стресса, неудовлетворенность условиями жизни и труда на Севере, возможностями для удовлетворения насущных потребностей компенсаторно порождают обвальные миграционные настроения как предполагаемый способ ухода от проблем. Под этим влиянием растут новые поколения учеников. Чаще всего миграционные намерения нереалистичны, но они не менее реалистичны, чем надежда на действительное улучшение положения учителей и других работников бюджетной сферы.

Признаки психической неустойчивости наблюдаются и среди студенток в 59% случаев. У них уровень миграционных намерений еще выше, чем у учителей (72%). Таковы неутешительные перспективы кадрового обеспечения системы общего образования в регионе. Причинами невротизации у студенток старших курсов педагогических факультетов являются, конечно же, не условия труда учителя, а перспектива оказаться в них. По окончании университета студентки-"педагоги" традиционно оказываются в числе слушателей курсов профессиональной переподготовки.

Уровень выраженности выявленных психических нарушений в данной выборке во многих случаях настолько высок, что закономерно должен быть поставлен вопрос о профессиональной пригодности работающих учителей. Но этот вопрос не только не решается, но даже и не ставится на должном уровне. Тому факту, что признаки невротизации и, может быть, временной, но явной профессиональной непригодности) не становятся критерием кадрового отбора и причиной увольнения учителей, можно дать следующее возможное объяснение. Отсутствие конкуренции, обусловленное нехваткой в регионе учителей, других специалистов, приводит к повышению толерантности общества к неэффективной психологической саморегуляции и психической нестабильности. Администрация школы, имеющая возможность и обязанность заниматься контролем и отбором специалистов, устанавливает "смягченные" нормы, часто не имея выбора. Условия работы, которые она может предложить, не являются привлекательными, и ограничены возможности по их улучшению. Продолжительное нахождение учителей в этих условиях способствует психологической нестабильности. Таким образом, лица, психически нестабильные, не теряют социальный статус (место работы) и продолжают занимать социальную позицию, подразумевающую достаточно высокую степень психологического здоровья.

Напряженность, обусловленная низким уровнем и качеством жизни, сложными условиями труда, неопределенностью перспектив, способствует психологической дезадаптации представителей многих профессиональных и социальных групп. Проблема заключается в том, что учителя в силу специфики своей деятельности должны выполнять нормирующую функцию, являясь образцом поведения и реагирования для своих учеников. У описанного явления есть опасные отдаленные социальные последствия, так как создается искаженный "образ нормы" у подрастающего поколения. Велика вероятность передачи психологически неблагоприятных социальных установок и образцов поведения. Таким образом, в силу инерции общества при отсутствии стабилизирующих мероприятий даже успешные экономические преобразования могут длительное время не приводить к желаемому результату нормализации социальной жизни. Косвенным подтверждением наших опасений могут служить тревожные данные, полученные при обследовании студентов. Эффективность многочисленных инноваций, касающихся содержания образования, также под вопросом, пока их будут осуществлять педагоги, исчерпавшие адаптационные ресурсы.

Таким образом, учителя как профессиональная общность повышенной социальной значимости должны быть объектом особого внимания и заботы региональной администрации. Абсолютно необходима долгосрочная комплексная целевая программа работы с кадрами по сохранению кадрового состава, отбору и поддержке наиболее стабильного здорового ядра. Свою роль в этом могут сыграть и школьная администрация, и психологические службы. Однако без повышения престижа учительской профессии, в том числе путем реального повышения уровня жизни и обеспечения возможности полноценного отдыха во время ежегодных отпусков, а также возможности получения санаторно-курортного лечения, трудно ожидать действительного перелома критической ситуации состояния психологического здоровья учителей.

2.10.2012