«Дивное узорочье». Архитектура московского барокко. Урок-экскурсия

Разделы: МХК и ИЗО, Конкурс «Презентация к уроку»


Цель: Познакомить учащихся с особенностями архитектуры Москвы XVII века.

Задачи:

  • Дать представление об архитектуре московского барокко и шедеврах зодчества этого периода;
  • Повторить, обобщить, систематизировать знания по древнерусской архитектуре;
  • Осознать национальную культуру как неотъемлемую часть мировой культуры;
  • Использовать приобретенные знания в практической деятельности и повседневной жизни для организации личного и коллективного досуга;

Слайд 1. В конце XVII – начале XVIII вв. в России закладываются основы новой, светской культуры. В церковную и дворцовую архитектуру приходит пышное барокко – стиль, господствующий в Европе с конца XVI века. Россия, восприняв особенности европейского барокко, создает свой уникальный архитектурный стиль - так называемое "московское" или "нарышкинское" барокко.

Слайд 2. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышкиных, ближайших родственников Петра I по материнской линии. В нем органично слились особенности московского зодчества, увлеченность в архитектуре устремленными кверху массами, красноречием силуэта, проявилось стремление к ажурной легкости зданий. Нарышкинское барокко – это, помимо всего, контраст двух тонов: краснокирпичного фона и белокаменного узора.

Вместо ясности и лаконичности древнерусской архитектуры усадебные церкви нарышкинского барокко демонстрируют сложность плана и повышенную декоративность. Храмы начинают украшать орнаментом, до этого невиданным на Руси. Для зданий этого стиля характерны нарядность, декоративность, светская жизнерадостность, мажорная цветовая гамма. Типичные постройки — ярусные церкви на подклете, с галереями.

Слайд 3. Церковь Знамения Пресвятой Богородицы на Шереметевом дворе – один из самых прекрасных памятников “нарышкинского барокко” - была построена в конце 1680 – начале 1690-х гг. в усадьбе Льва Кирилловича Нарышкина.

Слайд 4. Подобно другим нарышкинским постройкам конца XVII в., церковь Знамения представляет собой тип храма-колокольни (“иже под колоколы”). Четверик с полукруглыми притворами, увенчанными позолоченными главками, возвышается на высоком подклете и окружен галереей-гульбищем. Три водруженных друг на друга восьмерика устремляются ввысь к небу, создавая легкий выразительный силуэт.

Слайд 5. Храм настолько наряден, что напоминает изысканное ювелирное изделие. Он поражает всех приходящих своим благолепием, праздничностью, вселяет неземное чувство радости. Богатые резные фронтоны, завершающие большие дверные и оконные проемы, изящество и живописность белокаменной декорации на красном фоне – мастерство зодчих, создавших сказочно – прекрасный храм, которым любовались жители и гости Первопрестольной.

Слайд 6. Великолепное белокаменное убранство Знаменской церкви, филигранный рисунок ажурных гребней парапетов и наличников окон с фигурными завершениями, поражает и восхищает.

Слайд 7. Церковь Троицы в Никитниках построена на одной из возвышенностей берегового склона Москвы-реки купцом Г. Никитниковым на территории своей усадьбы в 1631—34 гг и достраивалась его наследниками в 1653 г.. Судя по орнаментальной белокаменной резьбе, украшающей порталы храма и окна южного фасада, в строительстве церкви принимали участие царские мастера, незадолго до этого завершившие сооружение Теремного дворца в Кремле.

Слайд 8. Разнообразная архитектурная декорация здания, выделяющаяся среди других московских церквей этого времени, предвосхитила архитектурные приёмы, ставшие широко распространёнными во второй половине XVII в. Высокий четверик храма с небольшой трапезной, завершённый пирамидой кокошников с пятиглавием, усложнён по сторонам двумя несимметричными одноглавыми приделами. Северный Никольский придел имеет собственную небольшую трапезную, а южный, посвящённый Никите Мученику, использовался как родовая усыпальница Никитниковых. Стройные пропорции объёмов подчёркивает членение фасадов белокаменными колонками. Окна обрамлены колончатыми наличниками с килевидными навершиями.

Слайд 9. С восточной стороны композицию церкви дополняют три полукруглые апсиды, а с запада — чрезвычайно эффектно поставлены в одну линию трехъярусная шатровая колокольня (во втором ярусе которой размещается придел Иоанна Богослова), 2-ярусная галерея-паперть на аркаде и сильно выступающее на проезжую часть Никитникова переулка крыльцо, увенчанное шатром.

Слайд 10. Разнообразная архитектурная декорация здания, выделяющаяся среди других московских церквей этого времени, предвосхитила архитектурные приёмы, ставшие широко распространёнными во второй половине XVII в.

Слайд 11. Самая знаменитая приходская церковь старой Москвы, освящённая в честь Успения Божией Матери, стояла до революции на Покровке. Прозванная “восьмым чудом света”, она была национальным символом Москвы.

Слайд 12. Одна из “самых московских церквей” имела сложное устройство. На первом ярусе была освящена нижняя церковь во имя святителя Петра Московского с приделом Рождества Иоанна Предтечи, по именинам создателя храма Ивана Сверчкова. В 1699 году выстроили верхнюю, собственно Успенскую церковь. У этого храма было 13 глав, символизировавших Господа Иисуса Христа и 12 апостолов. Колокольня, которая соединялась с церковью папертью, была столь величественной, что её можно было принять за самостоятельную шатровую церковь. Удивительной была и игра белоснежного кружева декора с огненно-красным храмом. Успенский храм представал громадой составленных церквей, летящих в небеса, но вместе с тем стройным, как архитектурная поэма. У церкви была очень высокая лестница и высокое гульбище – открытая площадка-галерея перед входом в храм. Каждый молящийся поднимался по лестнице на гульбище и, прежде чем переступить порог храма, обозревал открывавшуюся с этой высоты панораму: так создавалось чувство вознесённости, оторванности от земли, располагающее к молитвенному настроению. Церковь стала блистательным итогом развития русской архитектуры, так и предтечей грядущих архитектурных эпох.

Слайд 13. В один ряд с Покровским собором на Красной площади Успенскую церковь изначально поставил Василий Баженов (1737-1799), считавший её не только одним из красивейших зданий в Москве, но и творением “ярко национальным”.
Для архитектора К. Растрелли (1700-1771), величайшего мастера барокко, она стала творческим вдохновением: именно её он взял за образец для своего Смольного собора в Петербурге, “наиболее русского” из всех произведений Растрелли, по выражению И. Э. Грабаря. Архитектор и живописец Джакомо Кваренги (1744-1817) так же восхищался красотой Успенской церкви. В. Баженов, К. Растрелли, Д. Кваренги, считали церковь Успения шедевром русской архитектуры. Даже Наполеон был потрясён церковью Успения на Покровке и, по легенде, поставил особый караул охранять её от пожара и мародеров. Впрочем, другая легенда гласит, что он приказал разобрать её по кирпичику и перенести в Париж. В ноябре 1935 года Моссовет под председательством Н. А. Булганина постановил закрыть и снести Успенскую церковь, “имея в виду острую необходимость в расширении проезда по ул. Покровке”. Перед сносом провели необходимые научные работы и обмеры. Два резных наличника и фрагменты фасада передали в музей при Донском монастыре, верхний иконостас 1706 года – в Новодевичий монастырь.

Слайд 14. Церковь Покрова в Филях, расположенная на западе Москвы, построена в самом начале 1690-х годов в загородной усадьбе боярина Льва Кирилловича Нарышкина. Первый Покровский деревянный храм в Филях с приделом Зачатия Святой Анны согласно документальным свидетельствам был построен в 1619 году. В 1689 г. село Фили было пожаловано боярину Льву Кирилловичу Нарышкину, родному дяде царя Петра I по материнской линии. Прикупив к Филям соседнее Кунцево, новый хозяин усиленно занялся обустройством своих владений. Он выстроил боярские хоромы, увенчанные башней с часами, разбил обширный парк с прудами и сад, создал разные службы, конюшенный двор. На месте старой деревянной церкви Лев Кириллович возводит величественный храм Покрова Богородицы - классический памятник нарышкинского барокко. Предание связывает его возведение с событиями Стрелецкого бунта 1682 года, во время которого от рук стрельцов погибли Иван и Афанасий Нарышкины. Их младший брат Лев Кириллович, спрятанный царицей Натальей Кирилловной в переходах на женской половине, молился перед образом Спаса Нерукотворного и дал обет по избавлении от смерти воздвигнуть храм с этим посвящением. Через семь лет, получив филевские земли, Лев Кириллович исполняет свое обещание и закладывает новый каменный храм. Возведение каменного храма на территории вотчины в конце XVII века было важным событием для владельца. Церковь сразу же становится основной доминантой, лицом усадьбы. Нарядность и торжественность церкви призвана была выразить знатное происхождение, родовитость феодала, подчеркнуть его богатство.

Слайд 15. Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектура XVII в., представляет собой ярусный пятиглавый храм, в котором объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике. Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилопатковым сводом.

Слайд 16. На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви.

Слайд 17. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. Мерный ритм арок галерей с широко и живописно раскинувшимися лестницами подчеркивает эффект движения архитектурных масс кверху. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки. Остается загадкой, какую окраску первоначально имела церковь. Возможно, она была расписана под мрамор, как храм Троицы в Троице – Лыкове, возведенный в те же годы младшим братом филевского владельца Мартемьяном Кирилловичем Нарышкиным. Этот памятник имеет много общего с церковью Покрова в Филях, в частности открытые девятигранные лестницы. Самая ранняя покраска филевской церкви в сине-голубой цвет, обнаруженная при реставрации, относится к середине XVIII века. На протяжении следующего столетия церковь красили в желтый и красный цвета.

Слайд 18. Красный кирпич и белый камень фасадов, система конструкции ярусного здания, устремленного ввысь, ажурные кресты над сияющими главами - все это придает церкви сказочную легкость и затейливость "терема" с башнеобразным ступенчатым силуэтом. В этом шедевре, по сути, воплотились все черты, характерные для нарышкинского барокко. И симметричная композиция зданий, и богатые резные фронтоны, завершающие отдельные объемы, и большие дверные и оконные проемы, и открытые парадные лестницы, наконец, изящество и живописность белокаменной декорации на красном фоне.

“Церковь Покрова в Филях... — лёгкая кружевная сказка... чисто московская, а не европейская красота... Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты...” (И. Грабарь)

Слайд 19. Храм Воскресения Христова в Кадашах. Золотые купола этой церкви сияют на всю округу: она хорошо заметна из Кремля, с крупнейших мостов через Москву-реку и возвышенностей столицы. Её колокольня, стоит на одной линии с Иваном Великим в Кремле и Вознесенской церковью в Коломенском. А убранство фасадов храма является по-настоящему уникальным.

Слайд 20. Воскресенская церковь в Замоскворечье упомянута впервые в конце XV века как деревянная. Позже, в начале XVII век, появилось название “в Кадашах”, когда храм стал духовным центром Кадашевской слободы – крупнейшей в Замоскворечье, пережившей свой расцвет в середине XVII века, в эпоху царя Алексея Михайловича. О высоком уровне благосостояния жителей слободы свидетельствует возведение ими вместо старой деревянной церкви каменной, которая упомянута впервые в 1657 году. Однако со временем и этот храм оказался мал для увеличившейся слободы. На его основе, с использованием части стен, была выстроена новая двухъярусная церковь с главным храмом во имя Воскресения Христова наверху и приделом Успения Богородицы внизу (в 1860-е годы в нижнем ярусе появилось ещё два придела – святого Николая Чудотворца и Тихвинской иконы Божией Матери). Строительство, начатое в 1687 году, было завершено в 1695 году, когда церковь освятил патриарх Адриан. В том же году с западной стороны к церкви пристроена колокольня. Создателями храма, на чьи средства появилась новая церковь, были купцы Кондрат Добрынин и его сын Лонгин.

Слайд 21. Декор фасадов Воскресенского храма в Кадашах для своего времени был новым: белокаменная резьба в виде виноградных лоз и листьев украшает выходящие на гульбище порталы верхней церкви, наличники окон увенчаны многоступенчатыми гребнями, использованы витые колонки, карнизы так же сделаны из белого камня. Выстроенный в модной тогда стилистике московского барокко, храм, тем не менее, сохранил традиционную для XVII века структуру “кораблём”: его здание вытянуто с запада на восток, от колокольни к алтарю, а главная часть увенчана пятиглавием. Но если в иных случаях под главами располагались характерные для русской храмовой архитектуры кокошники, то в Воскресенской церкви вместо них использованы белокаменные гребни. Всё это делает храм Воскресения Христова в Кадашах выдающимся архитектурным памятником.

Слайд 22. Огромный Богоявленский собор не утратил своего значения в современной Москве. Уже нет как такового монастыря, рядом возникли новые здания, но он по-прежнему возвышается среди окружения, претендуя на центральное значение в Китай-городе. Его мощный купол отлично виден из Замоскворечья и способен конкурировать даже с Покровским собором на Красной площади. Богоявленский монастырь по праву считается одним из древнейших в Москве: он был основан первым московским князем Даниилом Александровичем в 1296 году – старше него только Данилов монастырь. Поначалу все здания обители были деревянными, но в 1342 году на пожертвования боярина Протасия возводится первый каменный собор Богоявления. В дальнейшем все перестройки велись на основе этого здания: в 1571 году после нашествия крымского хана Девлет-Гирея, потом в 1624 году по окончании Смутного времени. Наконец, в 1693-1695 годах на фундаментах старого собора было возведено существующее здание. Впоследствии оно несколько раз обновлялось, но структура более не менялась.

Слайд 23. Выстроенный в стилистике нарышкинского барокко, Богоявленский собор ориентирован по вертикали: на четверик поставлен восьмерик, который в свою очередь увенчан вытянутым барабаном с восьмигранной главой.

Слайды 24 - 26. Фасады щедро декорированы белокаменной резьбой, особенно пышно смотрятся крупные наличники окон с фигурными колонками и гребнями. Грани восьмерика также увенчаны гребнями, а углы четверика украшены стилизованными вазами. Верхняя половина четверика прорезана с севера и с юга двойными окнами, окна подклета меньше по размеру и декорированы скромнее, но тоже элементами нарышкинского барокко. Трапезная и четверик соединены между собой широкой галереей, на которых позднее появились дополнительны приделы. Над западным входом построена колокольня, увенчанная шпилем. В интерьере внимание привлекают крупные скульптурные композиции “Коронование Богоматери”, “Рождество” и “Крещение”.

В нижнем храме, освященном во имя Казанской иконы Божией Матери, ранее находился обширный некрополь: здесь располагались усыпальницы самых знатных родов России – Голицыных, Шереметевых, Долгоруковых, Салтыковых и многих других. Собор сильно пострадал во время пожара 1812 года: от взрыва, произошедшего в Кремле, в здании лопнули железные связи, вылетели стекла и рамы, крест на колокольне согнуло пополам. В течение следующих нескольких лет здание было приведено в порядок.

Слайд 27. В 1688 году по заказу Прозоровского возводится новый храм – храм во имя Бориса и Глеба в Зюзине. Постройка была выполнена в барочном стиле и состояла из двух ярусов: нижний, зимний, был освящен во имя князя Владимира; верхний, летний, - в честь святых Бориса и Глеба. Замысел довольно прост: подвиг святых мучеников стал возможен благодаря взрастившему их отцу, князю Владимиру. Правда строительство храма Бориса и Глеба затянулось, поэтому и его освящение состоялось довольно поздно. Если нижний ярус освятили в 1688 году, то верхний - только в 1704 году.

Слайд 28. Архитектура храма немного скромнее привычного московского барокко: на окнах отсутствуют наличники, грани здания венчают небольшие фронтоны. Пышности добавляют, пожалуй, роскошные лестницы, ведущие в летнюю часть церкви.

Слайд 29. Архитектурный ансамбль Новодевичьего монастыря начал складываться в первой половине XVI в. и был завершен к концу XVII в. До наших дней он дошел практически в неизменном виде. Ансамбль отличает целостность и подлинность: он не подвергался перестройкам и реконструктивному вмешательству, здесь отсутствуют воссозданные объекты, ведутся только реставрационные и консервационные работы.

Слайд 30. Его Преображенская церковь (1686) напоминает трехэтажный дворец, поднятый над трехпролетной аркой. Сходство подчеркивают пышные наличники вокруг ложных окон-обманок, нарисованных на кирпичной кладке глухой восточной стены. Белые раковины отделяют башнеобразный корпус Преображенской церкви от многоярусных декоративных главок. Купола с шеей (еще одна черта нарышкинского стиля) по форме напоминают экзотические плоды, которые в то время много привозили в Россию.

Слайд 31. Колокольня Новодевичьего монастыря (1689-1690) — блестящий пример нарышкинского барокко. Стройный многоярусный столп звонницы очень гармоничен. Колокольня состоит из шести различных по высоте и диаметру восьмериков. В нижнем ярусе первоначально помещался храм Иоасафа. Во втором устроена церковь Иоанна Богослова, в которую со стены ведет широкая белокаменная лестница. Третий ярус предназначен для колоколов "большого звона", и самый большой из них — весом 550 пудов — вклад царевны Софьи. Четвертый ярус, декорированный белокаменными кругами, предназначался для башенных часов. Один из кругов отмечает место утраченного циферблата. В XVII веке часы вообще помещают везде, где только можно (тогда появляется близкое к современному понятие о времени, о минутах; осознание государства как часового механизма). Пятый ярус — для колоколов "малого звона". Архитектура пятого и шестого ярусов и изысканная луковичная главка отличаются от архитектуры нижних ярусов, автором которых предположительно является Осип Старцев. Уменьшение восьмериков ввысь, чередование глухих объемов, подчеркнутая устойчивость основания придают колокольне выразительность и композиционную завершенность. 72-метровая вертикаль объединила в одно целое все монастырские постройки. При подходе с восточной стороны она оказывается посередине стены между двумя башнями ограды, усиливая главную композиционную ось монастыря.

Слайд 32. Примечательно, что Новодевичий монастырь является единственным примером ансамблевого воплощения нарышкинского стиля. В 2004 г. комплекс Новодевичьего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве “выдающегося образца так называемого „московского барокко“”, а также как “выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.”

Слайд 33. Церковь Иоанна Воина на Якиманке – пример позднего нарышкинского барокко, где стиль уже на излете, детали становятся плоскими, появляются элементы других стилей. По легенде, Петр I сам выбрал место для строительства церкви Иоанна Воина в память победы под Полтавой и активно участвовал в его проектировании. Архитектор церкви остается неизвестным, хотя сходство с Меншиковой башней предполагает работу Ивана Зарудного.

Слайд 34. В основе храм представляет собой восьмерик на четверике, но зрительно он похож на ротонду. Кроме того храм Иоанна Воина изящно украшен белокаменной резьбой и фигурками ангелов. Купола расписаны красной, черной, желтой и зеленой краской “в шахмат”. Традиционный восьмерик, точнее – два восьмерика, на четверике оформлены так, что зрительно нижний восьмерик выглядит как ротонда.

Слайд 35. Храм окружили великолепной узорной кованой оградой в виде вьющихся ветвей с листьями на каменном основании. Первоначальное убранство храма сохранилось не полностью. Иконостас, который сейчас находится в храме Иоанна Воина был создан в 1712 году для церкви Трех святителей у Красных ворот, в которой крестили Михаила Юрьевича Лермонтова и отпевали генерала Михаила Дмитриевича Скобелева. Церковь снесли в 1928 году, а иконостас чудом попал в храм Иоанна Воина. Сюда же переносили иконы из близлежащих закрывающихся храмов. Храм Иоанна Воина на Якиманке не закрывался в годы самых тяжких гонений. В храме сосредоточено множество святых икон, принесенных сюда из пострадавших храмов. В 1920-е годы храм разорили, некоторые колокола забрали на переплавку, а некоторые отдали “для художественного сопровождения спектаклей” в МХАТ. Сейчас храм действует вновь.

Слайд 36. Московское барокко обладает редким свойством: оно завоевывает пространство. Каким-то непостижимым образом визуальное восприятие барочной церкви расширяется до бесконечности. Вокруг нее может быть сколько угодно построек, мы смотрим на них, но ничего, кроме самой церкви, не видим. Архитектура без излишеств, для стиля барокко даже скромная, но зато церковь дышит сакральностью, а это неотъемлемый признак московского барокко.

Давайте еще раз вспомним архитектурные шедевры той эпохи (как называются московские храмы, представленные на слайдах?)