12 апреля 1944 года

Разделы: История и обществознание, Конкурс «Презентация к уроку», Конкурс «История регионов России»


Презентация к уроку

Загрузить презентацию (5,8 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.


План города Старый Крым

Введение

Я живу в г. Старый Крым. Это город-музей, в котором, буквально, каждый камень дышит историей.

Но сегодня речь пойдет о моей улице имени Полины Осипенко. Рядом находится улица, которая называется “12 апреля”. И моя история посвящена печальным событиям, которые произошли 12 апреля 1944 г. в моем родном городе. В своей работе я использовала материалы книги “Заметки краеведа” Осипова Владимира Михайловича, ветерана Великой Отечественной войны и бывшего директора Старокрымской средней школы имени Братьев-Партизан Стояновых (сейчас там располагается крымско-татарская школа). Книга Владимира Михайловича содержит рассказы очевидцев и архивные данные, связанные с событиями 12 апреля 1944 г. Также я использовала источники в интернете и воспоминания моих бывших соседей, ныне уже умерших, – очевидцев этой трагедии.

За день до освобождения Старого Крыма, 12 апреля 1944 года, фашисты устроили зверскую расправу над мирными жителями. 

“Партизанское чудо”

26 октября 1943 года в партизанском лесу образовался отряд имени Ленинского комсомола. Он состоял в основном из молодых ребят Старокрымского района, членов подпольной группы. Командиром был офицер Красной Армии комсомолец Алексей Вахтин. Этот отряд из 90 человек влился в Восточное соединение партизан Крыма.

Едва ли не самой смелой операцией народных мстителей был внезапный налет на город в ночь с 26 на 27 марта 1944 года. Срок операции был выбран не случайно: на 27 марта фашисты назначили в Старом Крыму публичную казнь советских патриотов. Писатель С.А. Царвич в очерке “Партизанское чудо” (опубликован в белогорской районной газете 1 апреля 1944 г. “За трудовую честь”, 1064, №№ 59-77) рассказывает, как в начале 1944 г. гитлеровцы схватили жену партизанского комиссара Тамару Деревянко. На допросе, не добившись от нее ни слова, один из палачей крикнул: “На что вы надеетесь? Спасти вас от смерти может только чудо, но чудес не бывает!”.

Во время боя партизаны уничтожили два танка, 16 автомашин, склад с горючим и боеприпасами, захватили здания комендатуры, полиции, почты, забросали гранатами ресторан. Они ворвались в тюрьму и освободили 46 патриотов, ожидавших смерти.

В отместку гитлеровские каратели устроили зверскую расправу над местными жителями.

Страшные свидетельства

Из акта Старокрымской районной комиссии по расследованию злодеяний, причинённых немецко-фашистскими захватчиками (от 14 мая и 24 мая 1944 года):

“... Увидев свое полное бессилие перед натиском доблестных частей Красной Армии и партизан, уходящие фашисты произвели жуткую расправу с мирным беззащитным населением г. Старого Крыма. Это кошмарное событие произошло 12 апреля под вечер и закончилось утром 13 апреля. Около 4-х часов дня 12 апреля 1944г. немецкие солдаты и офицеры, находившиеся в Старом Крыму и имевшие опознавательные знаки — желтый треугольник с нарисованным на нем черепом со скрещенными костями, приступили к поголовному уничтожению жителей по улицам Северной, Сулу-Даре, Полины Осипенко и др. Гитлеровцы вламывались в квартиры, избивали людей прикладами, выгоняли на улицу стариков, женщин и детей и тут же расстреливали. Применяли также холодное оружие — штыки и пр. Одновременно с этим по Улицам двигались танки и стреляли в упор по жилым домам из орудий и пулеметов. Утром 13 апреля к окраинам г. Старого Крыма подошли части Красной Армии и партизаны. Немцы торопились уходить и убивали людей через окна, не заходя в дом. Не считались с больными, лежащими в постели...” Вот как запомнились эти кошмарные 24 часа людям, пережившим и видевшим их своими глазами.

Свидетель г. Старый Крым  Гордиенко Б.И. рассказывает: “Сестра моя, Колесникова Анна Ивановна, проживала по ул.П.Осипенко, дом 34. К ней постучались 12 апреля в 4 часа дня. Не подозревая о готовящемся убийстве, она вышла отворить дверь. Эсесовец выстрелил в голову из автомата, затем в живот. Внутренности ее были вырваны разрывной пулей. Зашли в дом и застрелили в постели ее больную дочь Анну, 6 лет, с температурой 40 градусов. Так, переходя из дома в дом, в дикой, ужасной обстановке, при громе орудий танковых уничтожали семью за семьей”.

Александр Иванович Муравецкий вспоминает: “Мне было тогда 6 лет. Но все, что произошло, в тот страшный апрельский день, запомнилось навсегда.

Я еще не совсем ясно представлял себе, что такое война и как это можно убивать безвинных людей. И вот услышал выстрелы за забором. Видел, как свалились убитые родители соседского мальчика. И мальчика немец приподнял над собой и с размаху ударил о стену дома. Бесформенное красное пятно застыло на влажной известковой стене... Немцы ворвались в наш дом втроем. Толкая нас прикладами, они выстроили всю семью почти рядом с порогом. Первым упал дедушка, сраженный выстрелом. Испугавшись, я вырвался из рук матери и что есть сил, побежал в глубину сада. Один из фашистов выстрелил, но промахнулся. За дедушкой убили тетю. Мать, хватаясь руками за голову, побежала в огород, но немецкая пуля догнала и ее. Мать была ранена в плечо и осталась жива”.

А вот что рассказывает Екатерина Фоминична Кивга: “Я быстро успела спрятать сына в домовое подполье. И вдруг услышала выстрелы. Вот ступил на порог, вытолкнутый из соседнего дома Петр Иванович Почупайло. Эсесовец взвел автомат на уровень его лица, стал хладнокровно целиться. Тогда жена Петра Ивановича смело шагнула вперед и первой приняла смерть. Муж опустился перед ней на колени и припал губами к лицу жены. Потом один из немцев дал очередь вниз, и Петр Иванович свалился на землю.

Когда я услышала топот сапог у калитки, нашла силы схватить в руки своего годовалого малыша. Упала вместе с ним на пол, прикрыла собой. Двое немцев вошли и стали стрелять в комнате по стенам. Один из них оттолкнул меня сапогом, потом во дворе кто-то крикнул, и немцы, торопясь, вышли. Не верилось, что осталась жива”.

Анна Ивановна Рагулова вспоминает: “Мы только что начали обедать. Автоматная очередь заставила нас вскочить из-за стола. Из сада донесся душераздирающий крик женщины. Судорожно прижав к груди 4-летнюю дочурку, она бежала к нашему дому. И через несколько мгновений немец вонзил штык в спину ребенка. Весь клинок через тело ребенка вошел и в грудь этой женщины. Потом они пошли к нам. Муж скомандовал мне брать детей и убегать. В дверь ломились. Крючок не выдержал. Вбежал солдат с окровавленной винтовкой в руках. Муж преградил ему дорогу и был застрелен. Бабушка мешком осела на пол. С головы ее текла кровь. Мой 14-летний сын бросился к отцу, и немец пырнул его ножом.

- За что, мама? – были последние слова моего сына.

Я не помню, как я выскочила с Людочкой в окно. Мы бежали долго – куда глаза глядят. Вечером мы пришли к дому. Двери были раскрыты настежь. Алексей лежал у порога. Руки его были скорчены, вместо лица зияла кровавая рана. Рядом лежал Миша. Череп у него был раздвоен. Мертвой оказалась и 80-летняя свекровь. Слезы душили меня, сердце разрывалось на части. Схватив дочь на руки, я бросилась бежать прочь из города”. [ 1 ]

Лишь немногие остались в живых в тот ужасный день. За сутки было убито 584 человека мирных граждан, стариков, женщин и детей. Комиссии удалось установить личности 163 человек. Согласно свидетельским показаниям родственников убитых, среди убитых находились граждане других местностей. Опознать всех убитых не удалось. Такой разрыв между числом захороненных и числом выясненных жертв можно объяснить тем, что в числе погибших были эвакуированные немцами жители других районов (Керчь, Феодосия, Анапа, Новороссийск). За отсутствием ближайших родственников и знакомым не представляется возможности уточнить и установить личности погибших. (Из числа 163 жертв опознанных родными, соседями: русских — 104, греков — 21, украинцев — 17, крымских татар — 15, apмян — 3, болгар —2, караимов — 1.)

Всего установлено комиссией убитых, повешенных и замученных граждан г. Старого Крыма и района, а также граждан других местностей, бывших на территории района за период оккупации (включая убитых 12—13 апреля 1944 г.), 897 человек. Отправлено в лагеря и в Германию за это время 1143 человека.

Виновными в совершении вышеописанных злодеяний комиссия считает, как представителей германской комендатуры, так и их приспешников со стороны властей города, полиции и пр.

Освобождение города

“...После получения поздно вечером 12 апреля приказа командующего ОПА генерала армии А.И. Еременко наступать на Карасубазар через Старый Крым, 227-я СД частью сил приняла участие в освобождении г. Феодосии и начала выдвигаться подвижной группой для сосредоточения в направлении дороги Феодосия – Старый Крым. Части дивизии собирались в районе южной оконечности горы Кучук-Эгет. Было выставлено боевое охранение и, утомленные двумя сутками бессонных дней и ночей, бойцы получили возможность несколько часов отдохнуть.

С рассветом передовой отряд подвижной группы начал движение в направлении г. Старый Крым. Впереди в головном дозоре следовал взвод разведчиков на трех бронемашинах и трех “виллисах” с автоматчиками под командованием лейтенанта Курапова. За ними на определенном удалении двигались танкисты с десантом на броне.

При подходе к городу часть сил дивизии продолжили движение в обход горы Агармыш. Командир дозора доложил по рации, что в городе идет стрельба, партизаны ведут бой. Было принято решение атаковать сходу. 

В город вошли двумя колоннами: разведчики разведроты по центральной улице, а танкисты по северной окраине города.

Немецкие подразделения, оказавшие сопротивление на восточной окраине города, были частично уничтожены, частично взяты в плен.

В 10 часов утра 13 апреля, уничтожая вражеских солдат с двух сторон, встретились партизаны и танкисты. 

После полуторачасового боя во взаимодействии с партизанами город был освобожден. Захвачено до 100 немецких солдат и офицеров, шесть танков, 31 автомашина, три тягача, до 10 тракторов, подводы, лошади и разное военное имущество. Уничтожено 50 немецких солдат и офицеров. Продвижение батальонов приостановилось. Солдаты увидели ужасающую картину смерти. На трех северных улицах города были расстреляны почти все жители – женщины, дети, старики. Сотни трупов лежали прямо на улицах и во дворах. Многие воины не скрывали слез, но последовал приказ “не задерживаться”. Подвижной отряд проследовал на запад, догонять и уничтожать бегущего врага. На пути к Карасубазару, куда разведчики подъехали уже в 11 часов 15 минут, в плен не был взят ни один оккупант.

Освободители города Старый Крым:
(историческая справка)

Город Старый Крым был освобожден передовым отрядом подвижной группы ОПА в составе:
777-го СП, командир подполковник Волынский Иосиф Исаакович, 
2-го батальона 777-го СП, командир майор Козиков Петр Кузьмич, 
257-го отд. ТП, командир подполковник Сойченков Андрей Спиридонович, 
9-й Керченской моторазведроты, командир капитан Тохтамыш Сергей Георгиевич под общим командованием командира 227-й СД полковника Преображенского Георгия Николаевича.”

В. Ширшов, краевед ВОВ Восточного Крыма. [3 ]

13 апреля Старый Крым был очищен от оккупантов. Долгожданную свободу принесла городу подвижная группа Отдельной Приморской армии во главе с Героем Советского Союза Г. Н. Преображенским. В сквере по улице Ленина, где сейчас установлен обелиск воинам – освободителям, партизаны Восточного соединения встретились с представителем Ставки Верховного Командования К.Е Ворошиловым. Маршал выразил багодарность командирам бригад, командиру молодежного отряда Алексеею Вахтину и всем партизанам. “Апрель 1944 года. Ваши имена будут вечно жить в сердцах советских людей”,  - написано на обелиске. За ним – двенадцать братских могил партизан, подпольщиков, мирных жителей Старого Крыма, павших от рук фашистов в 1942–1944 годах. < Рисунок 2 >

Послесловие

В одном дне — 13 апреля 1944 года — вместились одна из самых страшных трагедий города за всю его многовековую историю и праздник освобождения от жестоких извергов. Невинные жертвы похоронены после опознания в братских могилах у подножья горы Агармыш. Оставшиеся в живых родственники похоронили своих близких в отдельных могилах на городском кладбище, остальные были погребены здесь же, но ближе к Агармышу. Точное место братских могил обнаружить не удалось, сведения о месторасположении противоречивы.

Моя бывшая соседка Екатерина Фоминична Кивга, ныне уже покойная, рассказывала, что в доме, в котором я живу, фашисты убили всю семью, в том числе и маленьких детей.

Всего за сутки с 12 на 13 апреля было убито около 200 детей.

В Старокрымской школе имени Братьев-Партизан Стояновых был музей, в котором хранились фотодокументы последствий этой жестокой трагедии. С детских лет и на всю жизнь запечатлелись у меня перед глазами эти жуткие кадры и ненависть к фашизму.

К сожалению, местонахождения этих фотографий мне сейчас неизвестно.

На ул.12 апреля в память дикой расправы немецко-фашистских захватчиков над населением города установлен памятный камень. На камне укреплена мемориальная доска со словами:

“В память зверски убитых фашистами жителей города
12 апреля 1944 года”

Рисунок 1. Мой класс, 1 А, у памятного камня. 12 апреля 2015 г.

Каждый год, 12 апреля, мы с детьми приходим к этому камню, чтобы почтить память погибших и рассказать детям о тех страшных днях. Чтобы никогда подобное не повторилось.

Рисунок 2

Список источников

  1. Осипов В.М., Осипова Т.К. Заметки краеведа. Издание третье, дополнительное и уточненное. – Симферополь, 2015. – 300 с.
  2. http://kimmeria.com/kimmeria/strkrym/stkrym_history_30.htm
  3. http://kirovec.at.ua/news/osvobozhdenie_g_staryj_krym_12_13_aprelja_1944_goda_armija_partizany_tragedija_goroda/2013-04-11-2843