Изучение истории Дальнего Востока в период его открытия и колонизации

Разделы: История и обществознание


В XVII в. движение русского народа на восток привело к открытию и колонизации огромного дальневосточного региона. Это был закономерный политический процесс, обусловленный действием ряда факторов.

Развитие товарно-денежных отношений в России требовало постоянного пополнения казны, что приводило к поиску новых территорий — источников сырья и рынков сбыта.

Напряженность социальных отношений, усиление классовой борьбы в европейской части страны также способствовали колонизации дальневосточных земель. Российское самодержавие не препятствовало добровольному переселению, так как, во-первых, это выводило непокорный элемент из страны; во-вторых, расширяло владения государства.

Потребности развития внешней торговли в свою очередь создавали заинтересованность в дальнейшем продвижении России на восток.

Уже в конце XVI в. были созданы предпосылки для открытия и колонизации Дальнего Востока. Промышленники Строгановы предприняли первые шаги по экономическому освоению Зауралья, а после разгрома Ермаком Сибирского ханства перед землепроходцами открылись необъятные просторы неизвестных земель.

В середине XVII в. произошло открытие Дальнего Востока русскими людьми, которые двигались от Оби к Енисею, затем к Лене и далее к Тихому океану. На пути следования они ставили остроги для управления и сбора ясака с населения.

Уже к концу XVII в. Сибирь и Дальний Восток были включены в процессы складывания всероссийского рынка. Вслед за землепроходцами и мореплавателями сюда устремились купцы, крестьяне, рабочий люд.

Миграционные процессы, будучи объективным следствием определенных общественных противоречий, зачастую являлись эффективным способом их разрешения. Наличие значительного резерва свободного жизненного пространства и естественных ресурсов позволяло России решать многие политические, социальные и экономические проблемы «экстенсивными» методами, отличными от западных. Без учета этой специфики невозможно адекватное теоретическое осмысление нашего исторического наследия. Повсюду возникали города, земледельческие центры.

Открытие и колонизация Дальнего Востока вызвали значительный интерес к истории этого огромного региона, что привело к появлению большого количества научных трудов и концепций.

Историография переселенческого движения исследуемого периода обширна, но одновременно и недостаточна. С одной стороны, в научный оборот введен колоссальный фактический материал, позволяющий детально изучить весь ход колонизационного процесса. Вместе с тем до последнего времени так и не было создано методологии, способной стать основой для объективного и действительно научного теоретического осмысления этого материала. Разработка такой методологии, является необходимым условием достижения дальнейшего прогресса в изучении истории «страны, которая колонизуется».

Начало изучения истории Дальнего Востока

Одним из первых, историков, положивших начало систематическому изучению истории Дальнего Востока, был С. У. Ремизов. В своих трудах он использовал широкий круг источников, в том числе и свидетельства русских землепроходцев. Так, еще в ходе экспедиции Василия Пояркова (1643–1646 гг.) было" составлено описание исследованных районов Приамурья. В. Поярковым была изучена экономика даурских и дючерских племен, их обычаи. Сохранилось описание флоры и фауны бассейна Амура, поразивших воображение землепроходцев: "красное рыбы здесь видимо, невидимо, а онная будто с дурно сама на берег прет".

На основе донесений Ерофея Хабарова (1649-1652 гг.) были составлены в Москву для Сибирского приказа сведения, которые подробно описывали Приамурье, его возможности, хозяйственный быт и (в некоторой степени) политическую организацию дауров и дючеров. Е. Хабаров подтвердил материал В. Пояркова о богатстве края, где "дуги великие и пашни есть, а лесы по той великой реке Амуре темные, большие, соболя и всякого зверя много... а хлеб в поле родится ячмень и овес, и просо и горох, и гречиха и семя конопляное".

Ерофей Хабаров составил чертеж лавкаевой земли, который якутские воеводы сразу же отправили в Москву. Чертеж Хабарова был той «картой» Даурской земли, которая впоследствии служила одним из главнейших источников при составлении карт Сибири 1667 и 1672 годов, использованных Витсеном (голландским географом) для карты Сибири 1688 года. Таким образом, чертеж Хабарова еще в XVII веке стал достоянием не только русской, но и западноевропейской науки.

Концепции и подходы в изучении истории Дальнего Востока

В XVII в. были получены подробные сведения о населении. Приамурья, Охотского побережья, Забайкалья. Точность данных позволила Б.Долгих воссоздать картину расселения народов, племен и родов Сибири и Дальнего Востока, указать их численность. Ценные исторические сведения были собраны экспедициями Академии наук России; существенным их результатом стало создание трудов по истории Сибири и Дальнего Востока, авторами которых были признанные мировой наукой Г.Миллер, С.Крашенинников, Г.Стеллер и другие. Особо следует выделить "Описание земли Камчатки" С.Крашенинникова, представившего гуманистическую концепцию истории народа Камчатки, В трудах по истории региона этого периода можно выделить несколько концепций открытия и колонизации Дальнего Востока.

Представители дворянской историографии (Г.Миллер, И.Фишер, В.Андриевич) главную роль в открытии и освоении земель отводили правительственной колонизации.

Большую известность получила книга Г.Миллера "История Сибири", в которой освещена история русского мореплавания в регионе, открытия Камчатки, присоединения Приамурья. "История Сибири" - опубликовано на русском языке впервые в 1750 под названием Описание сибирского царства и всех происшедших в нем дел от начала. Для написания труда Миллер привлек широкий круг источников и один из первых в русской историографии подверг их внутренней и внешней критике и проверке. В 1937 году первый том переиздается в современной орфографии (Том 1). Он содержит первые пять глав "Истории Сибири", статьи Г.Ф.Миллера о памятниках древности Сибири, а также архивные документы (грамоты XVII века), комментарии издателей, сопроводительные статьи, в том числе о жизни и трудах ученого, обзор его архивных материалов, указатели. Второй том вышел в 1941 году, но на этом издание прервалось. Полностью «История Сибири» была издана только в 2005 году, к 300-летию Миллера.

С.Соловьев, П.Словцов, Н.Фирсов и др. рассматривали колонизацию восточных территорий как одно из важнейших явлений русской истории. Большую известность получила монография Н.Фирсова, в которой освещалась колонизация зауральских земель. Эти представители буржуазной историографии интересовались внутренней жизнью Дальнего Востока. Характерно, что в малых народах последнего они видели не "инородцев", а "соотчичей", не имевших своей истории, но имеющих будущее. Большое значение они придавали и христианизации региона.

Представители демократического направления (А.Щапов, А.Герцен, А.Радищев) подчеркивали особую роль русского народа в открытии и освоении Дальнего Востока. Они акцентировали внимание на народном характере освоения зауральских районов и преуменьшали роль государства в этом процессе. В середине XIX в. они опубликовали труды Г.И.Невельского, М.И.Венюкова и других путешественников. Перу Г.И.Невельского принадлежит несколько заметок в "Морском Сборнике" кроме того, после него остались "Записки", которые были изданы его женой, разделявшей с ним все трудности сделанных им экспедиций. Эти записки вышли в Санкт-Петербурге в 1878 г. под редакцией В.Вахтина под заглавием: "Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России в 1849—1855 гг."

Г.И.Невельской в основу своих работ положил обобщенные итоги экспедиций, связанных с исследованием Приамурья. Именно с этого периода началось систематическое изучение районов Амура, Приморья и Сахалина. Исследования, проводимые Г.Невельским, М.Венкжрвьш, П.Шмидтом, внесли большой вклад в мировую науку, ими был собран обширный материал по истории крупных и малоисследованных районов дальневосточного края.

В целом общая концепция исторического развития региона в этот период выработана не была.

В трудах историков советского периода было заложено комплексное изучение вопросов истории Дальнего Востока. Начало этому положили работы С.Бахрушина. Большое внимание в них уделено особенностям освоения дальневосточного региона.

Значительный теоретический и фактический материал по данному периоду содержат монографии Н.Рябова и М.Штейна "Очерки истории русского Дальнего Востока" и "История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма" (XVII в. — февраль 1917 г.).

Последняя представляет наиболее последовательную попытку комплексного подхода к изучению истории дальневосточного края.

В целом детальное освещение получили следующие проблемы Дальнего Востока XVII — первой половины XIX вв.: исторические мотивы и этапы освоения региона русскими людьми; социальный состав русских землепроходцев и мореплавателей, первых поселенцев, их хозяйство и культура; состав и расселение малых народов и их включение в Российское государство. В то же время в более углубленном изучении нуждаются вопросы происхождения и этногенеза малых народов Дальнего Востока, особенностей его освоения и степени влияния русских людей на организацию хозяйственной жизни аборигенов, развитие социальных отношений и культуры. Требуют дальнейшего исследования и проблемы русско-китайских отношений.

Потребности социально-экономического и политического развития Дальнего Востока во второй половине XIX — начале XX вв. вызвали прогресс в его изучении и накоплении исторических знаний. Центральными проблемами изучения истории этого периода становятся: хозяйственное освоение, социальное и культурное развитие региона, переселенческая политика в крае и се итоги, формирование общественных движений и организаций.

Представители классической дворянской историографии особое внимание в своих трудах уделяли правительственной переселенческой политике, стремясь несколько "выпятить" ее успехи и замалчивая проблемы крестьян-переселенцев. Главной причиной тяжелого положения крестьян, по их мнению, являлась не дворянская монополия на землю, а низкий уровень техники крестьян, неизбежный при общинном порядке землепользования.

Более критично к проблемам освоения сельскохозяйственного освоения Дальнего Востока, переселенческого движения и особенностей экономического развития в целом относились представители либерально-буржуазной историографии Ф.Буссе, А.Кириллов, Н.Крюков, Н.Слюнин, А.Васильев, А.Савицкий и др. Например, Н.Слюнин писал: "Получается такое впечатление, что, водворившись в крае, мы не заглядывали в будущее, как будто не собирались там остаться. За время обладания окраиной... не было выработано ни определенного плана колонизации, ни такого административного строя, который благоприятствовал бы экономическому развитию".

Историки этого направления выступали за ускорение социально-экономического развития Дальнего Востока, подчеркивали особую роль правительства в государственном регулировании фабричной и заводской промышленности. В их работах присутствовали и широкий спектр мнений, и критический анализ материалов; в то же время в них трудно выделить объективные закономерности социально-экономического развития региона. Прослеживается и явная тенденция к сглаживанию социальных противоречий.

Большой вклад в изучение Дальнего Востока периода его освоения внесли работы В.Семенского, П.Шмидта, В.Дорошевича! В них воссоздана история сибирских и дальневосточных золотопромышленных рабочих, рассмотрены некоторые проблемы неземледельческой колонизации края, поставлен вопрос о сахалинской каторге и необходимости ее ликвидации.

Закрепление за Россией Приамурья стимулировало изучение его самобытной истории. Обширные материалы о расселений народов Приамурья, их хозяйственной и духовной жизни, социальной организации были собраны в ходе Амурской экспедиции.

Особо следует отметить фундаментальный трехтомный труд Л.Шренка по истории народов Приамурья и Сахалина. До сих пор его считают своеобразной энциклопедией по этногенезу, этнической истории, духовной культуре населения этих районов. Во время дальневосточной экспедиции Л.И.Шренк собрал значительный оригинальный полевой этнографический материал, который лег в основу его исследований об инородцах Амурского края.

Весьма существенен вклад в изучение Дальнего Востока и местных научных сил. Активизация их деятельности относится к концу XIX — началу XX вв. Например, широко известны труды И.Надарова по материальной культуре нанайцев и удэгейцев, С.Браиловского по истории племен удэге, В.Маргаритова, описавшего коренное население Камчатки. Своеобразие в изучение истории дальневосточного региона внесли политические ссыльные (И.Иохельсон, В.Богораз и др.). Они изучали верования, социальную организацию, духовную культуру народов многих территорий Дальнего Востока.

В целом дореволюционной историографией накоплен огромный исторический материал, представляющий научный интерес и поныне.

Большую роль в изучении истории Дальнего Вострка сыграли научные общества региона.

Влияние и роль в исследовательской деятельности научных обществ

Одним из первых было создано общество изучения Амурского края, находившееся во Владивостоке. Своей плодотворной деятельностью по изучению амурских земель оно во многом было обязано первому председателю Ф.Буссе, пребывавшему на этом посту с момента освоения общества (1884 г.) до 1889 г.

Главным направлением работы общества изучения Амурского края была научная деятельность. Члены общества собрали обширные сведения о Дальнем Востоке, написали ряд трудов, научных статей. Общество имело свое издание — "Записки".

В развитии научных знаний региона велика была роль Приамурского отдела Русского географического общества, первым председателем которого был помощник приамурского генерал-губернатора Н.И.Гродеков, ставший с 1898 г. губернатором.

Это общество вело огромную исследовательскую деятельность, изучая многочисленные проблемы развития региона; особое внимание уделялось истории и этнографии. Итоги научных исследований публиковались в монографиях, статьях, записках.

Важным направлением в работе Приамурского отдела Русского географического общества являлась просветительская деятельность. Например, в Хабаровске отдел систематически устраивал доклады как реферативные, так и оригинальные по проблемам истории, этнографии и другим темам.

В условиях быстроты и размаха научных исследований в регионе, конечно, ощущался дефицит кадров, материальной базы и средств. Поэтому изучение Дальнего Востока было немыслимо без благотворительности.

Благодаря пожертвованиям были открыты Приамурский отдел Русского географического общества, его публичная библиотека.

В организации изучения Дальнего Востока и становлении науки велика роль администрации края, особенно генерал-губернаторов Н.Н.Муравьева-Амурского, С.М.Духовского, Н.И.Гродекова, что принесло ощутимую пользу дальневосточной науке.

Советские исследователи этого периода истории Дальнего Востока руководствовались марксистско-ленинской методологией, это отчетливо обозначено в многотомной "Истории Сибири с древнейших времен до наших дней". В этой работе дан анализ экономического и социального развития региона, сделан вывод о единообразии исторических процессов в Сибири и на Дальнем Востоке, раскрыты особенности и формы классовой борьбы, исследована история ссылки и каторги.

В 70-80-е гг. усилия ученых были направлены на более детальную разработку концепции социально-экономической истории региона, истории казачества, крестьянства и рабочего класса.

Широкое обсуждение проблемы Дальнего Востока периода капитализма получили на научных конференциях и симпозиумах.

Несмотря на наличие значительного количества трудов существуют еще малоизученные и дискуссионные проблемы. В их числе, например, особенности социально-экономического и политического развития, формирование общественного сознания и истории отдельных административно-территориальных единиц.

Историография в ХIХ веке

В 60–70 гг. XIX в. официальная историография проблемы колонизации на Дальнем Востоке была представлена относительно немногочисленными публицистическими статьями в периодической печати, которые, как правило, обосновывали необходимость и целесообразность не только жесткого регулирования, но и полного запрещения самовольных крестьянских переселений. Главной причиной такой позиции были опасения, что неконтролируемый массовый выезд бывших крепостных за пределы центральных губерний лишит и без того переживавшие глубокий кризис помещичьи хозяйства дешевых рабочих рук избыточного сельского населения.

Однако в те же годы А.И.Васильчиковым были заложены основы либеральной концепции переселенческой политики. Его двухтомный труд был первой серьезной попыткой разработки теории и практических принципов переселения, которые затем широко повторялись в работах его по следователей.

А.И.Васильчиков исходил из фундаментальной посылки, что никакой социальный строй не может считаться прочным и долговечным (особенно в аграрной стране), если он не дополняется правильной системой колонизационных мероприятий. С этих позиций отмена крепостного права в России рассматривалась им как полумера, не дававшая полной свободы миграционным и колонизационным процессам. В качестве парадигмы правильной колонизационной политики он предлагал исторический опыт США, считая американскую колонизационную систему лучшей в мире.

По мысли А.И. Васильчикова, главным условием успешной колонизации окраин было право частной собственности переселенцев на землю. Соответственно он выступал против практики бесплатной раздачи казенных земель колонистам. Продажа земли должна была производиться небольшими подворными участками по 15 десятин с предоставлением возможности покупки в одни руки двух-трех таких «гомстедов», но с прогрессивным повышением цены на дополнительные участки. Эта мера, с одной стороны, могла сдерживать неконтролируемый поток желающих переехать в Сибирь, заменив систему запретительного законодательства, а с другой - давать необходимые денежные средства для правильной организации переселенческого дела.
Как видим, колонизационная программа А.И.Васильчикова была буржуазной, ее основной целью являлось не решение аграрного вопроса в Европейской России, а хозяйственное освоение окраин.

С начала 1880-х гг. в связи с активным железнодорожным строительством в восточной части Европейской России и под влиянием резко обострившейся социальной напряженности в деревне заметно увеличилось число публикаций, посвященных истории освоения восточных территорий. На этом этапе (1881–1895) тон в обсуждении вопроса задавали либеральные представители буржуазно и народнически настроенной интеллигенции, а также часть высшего и среднего чиновничества, видевшего в крестьянской колонизации мощный рычаг ускорения экономического, политического и военно-стратегического могущества страны. Наиболее значимые работы этого направления принадлежат А.А.Кауфману, АА.Исаеву, В.Л.Дедлову, С.Н.Южакову, А.В.Дурову, П.Бущинскому, Н.А.Карышеву, Н.В.Ремезову, И.А.Гурвичу и др.

Большинство из них, не сомневаясь в необходимости свободы передвижения крестьян и усиления государственной помощи переселенцам, тем не менее отвергали радикальные буржуазные идеи своего предшественника.

Особенно заметно они расходились с А.В.Васильчиковым в вопросе об основных принципах колонизационной политики, защищая практику бесплатной раздачи казенных и кабинетных земель в бессрочное наследственное владение исключительно русским крестьянам с сохранением у них традиционных форм общинного землепользования.

Наиболее убежденным сторонником безоговорочного перенесения западного опыта на российскую почву в тот период выступал лишь А.Т.Беркенгейм. Однако он воспринял, скорее, внешнюю сторону американской и европейской колонизационных систем, не понимая их главной особенности - экономического механизма регулирования миграционных процессов.

Независимо от различий во взглядах на принципы организации переселенческого дела все без исключения сторонники активизации этого
движения рассматривали колонизацию окраин сквозь призму экономических и военно-политических интересов страны. На правительственном уровне в наиболее законченном виде эта идея была сформулирована С.Ю.Витте и затем последовательно осуществлялась руководителями Комитета Сибирской железной дороги. В публицистической литературе она зачастую трансформировалась в русификаторскую идеологию. Характерен в этом отношении взгляд В.Л.Дедлова на расселение в южных и западных областях Европейской России немецких колонистов, который заявлял, что проникновение туда немцев приняло угрожающие размеры и ведет к вытеснению ими русских крестьян в Азию, где условия хозяйствования крайне неблагоприятны. В связи с этим он предлагал изменить законодательство и финансовую политику в пользу русских крестьян. Подобные заявления нередко можно было встретить в печати по отношению к китайцам, корейцам, евреям.

Быстрый рост числа мигрантов, повлекший за собой заметное ухудшение условий их передвижения и водворения, слабая помощь им со стороны правительства акцентировали внимание исследователей на отрицательных моментах организации переселенческого дела. Крайней степенью такого критицизма стала нашумевшая брошюра бывшего переселенческого чиновника А.И.Комарова «Правда о переселенческом деле».

С развитием специальной государственной переселенческой службы стала складываться ведомственная историография, представителями которой стали чиновники разных уровней, группировавшиеся вокруг нескольких ведомственных периодических изданий, в первую очередь, вокруг издававшегося в 1905–1919 гг. Переселенческим управлением сборника «Вопросы колонизации». Первой публикацией этого направления был отчет статс-секретаря А.Н.Куломзина о поездке в Сибирь в 1896 г.

В дальнейшем поездки в Сибирь высших должностных лиц страны и крупных переселенческих чиновников стали своеобразной традицией. Идеи, почерпнутые из отчетов и докладов С.Ю.Витте, В.К.Плеве, П.А.Столыпина, А.С.Ермолова, А.Н.Куломзина, А.В.Кривошеина, Г.Ф.Чиркина, Г.К.Гинса, легли в основу официальной историографии конца XIX - первых двух десятилетий XX в.

Общим для ее представителей было убеждение в том, что переселенческое дело является прерогативой государства и должно осуществляться исходя, прежде всего из государственных интересов.

 Список использованной литературы

1. Бахрушин С. Научные груды. М., 1955.

2. Браиловский С. Тазы или удихэ. Опыт этнографического исследования//Живая старина. 1901. Вып. 2-4.

3. Венюков М. Путешествие по Приамурью, Китаю и Японии. Хабаровск, 1970.

4. Герцен А. Полное собрание сочинений и писем. М., 1968 и др.

5. Иванов Ф. Краткая история русского казачьего войска. Владивосток, 1918.

6. История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма. М., 1991.

7.  История СССР с древних времен до наших дней. М., 1966-1968. Т. 4-8; История Сибири с древнейших времен до наших дней. Л., 1968.

8.  Крейнович И. Навхгу. М., 1973; Сергеев О. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVII-XVIII вв. М., 1983.

9. Крашенинников С. Описание земли Камчатки. М., 1949.

10. Маргаритов'В. Об орочах Императорской Гавани. СПб., 1888.

11. Меркулов С. Вопросы колонизации Приамурского края русским населением. СПб., 1917.

12. Миллер Г. История Сибири. СПб., 1857.

13. Невельской Г. Подвиги русских морских офицеров на Крайнем Востоке России. СПб., 1878.

14.  Надаров И. Северо-Уссурийский край. СПб., 1887.

15.  Рябов Н. И., Штейн М. Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. Хабаровск, 1958.

16.  Соловьев С. История Российской Империи с древнейших времен: В 15 кн. М., 1961-1966.

17. Смирнов Е. Приамурский край на Амурско-Приамурской выставке. 1899 г. Хабаровск, 1900.

18. Фирсов Н. Положение инородцев Северо-Восточной России в Московском государстве. Казань, 1906.

19. Шмидт П. Остров изгнания – Сахалин. СПб., 1905; Дорошевич В. Сахалин. М., 1902.

20. Шренк Л. Об инородцах Амурского края. СПб., 1883-1903. Т. 1-3.

13.08.2018