Родительское собрание "Одинокие подростковые острова"

Разделы: Работа с родителями


Родительское собрание рассчитано на аудиторию родителей учащихся средней и старшей школы. Тема собрания выбрана с учетом интересов родителей (актуальность темы подтверждена данными анкетирования).Родительское собрание ведут учащиеся 10-го класса.

В проведении родительского собрания участвуют учащиеся 10-го класса.

Дорогие родители! Наше сегодняшнее собрание не совсем обычно, вернее – совсем не обычно. Сегодня будут выступать родители, которые согласились поделиться своим опытом, рассказать о своих семьях; и подростки, дети – Ваши дети, наши дети.

Они постоянно у нас перед глазами, а что мы знаем о них? Сегодняшние подростки, вчерашние дети, завтрашние взрослые… знаем кое что о физиологии и даже психологических особенностях возраста… А еще? А больше, наверное, ничего...

Справедливости ради надо добавить, что если речь идет все – таки о наших собственных так сказать подростках, хотя термин “собственные” даже в применении к родным детям следует употреблять крайне осторожно, мы знаем конечно же гораздо больше, ну или думаем, что знаем. Ведь то, что мы видим в первом приближении и слышим даже, и, даже, вероятно, понимаем, далеко не всегда соответствует не только действительности, но и взгляду с той, другой, с их стороны…

И здесь начинается самое главное – мы глубоко убеждены – в большинстве случаев – что правы именно мы, а вовсе не они, что нам “виднее”, “лучше знать”, у нас есть “жизненный опыт”, мы взрослее наконец, старше, умнее, мудрее…

Не говоря о простой банальности – старше отнюдь не всегда опытнее, тем более, умнее, мудрее, взрослее…все остальное действительности соответствует тоже весьма относительно. И они, подростки, это замечательно понимают, видят, и с присущей истинным “детям природы” естественностью и непосредственностью, нам об этом заявляют. Нередко весьма недвусмысленно, открытым текстом.

… но мы то знаем, что этот остров необитаем.
 – Что, совсем необитаем, да?
 – То есть абсолютно.
 Ю.Ким

Наш пресловутый подросток, он сам и есть этот остров, обитателей на котором нужно найти, при условии, конечно, что остров мы хотим освоить, раскрыть его тайны, а проще говоря – научится жить не только своей, но и его жизнью, сделать этот “остров” частью своей вселенной и самому стать частью его “островного” мира.

Что вкладывают в “свое” определение сами подростки…

“…Подросток – это человек, который не является взрослым и не ребенком. Это такой особый тип людей.

…это сгусток энергии, амбиций, энтузиазма, наивности, ветрености, да и вообще я считаю, что подросток это несформировавшийся плод-монстр, от которого никогда не знаешь, чего ожидать. Подросток это истинное воплощение бездонного пространства, его возможности безграничны, если конечно есть на то желание.

…это человек в сложном возрасте, когда нужна помощь

…это человек, который находится в таком возрасте, когда допускает больше всего ошибок в своей жизни, которые решают порой дальнейшую судьбу.

… это, на мой взгляд, тот человек у которого в жизни появляются первые секреты от родителей, друзей. …это тот человек, который уже может отличить плохого человека от хорошего.

… это человек, у которого появляется в сознание такое слово, как “маска”.

Давайте посетим эти одинокие подростковые острова, и познакомимся с их обитателями…

В этом нам помогут учащиеся 10-го класса

Первый ведущий. Жила-была я. Я – маленькое существо, живущее здесь не знаю зачем, не знаю почему. Иногда мне хочется быть большой, высокой, чтобы все тебя увидели, оценили, поняли. Иногда мне хочется быть еще меньше, еще незаметнее. Я очень хочу найти человека, который бы понял меня, оценил со всеми моими недостатками. Я очень себя люблю, такую, какая есть. Везде и всегда я разная. Когда мне плохо я смеюсь. Я не люблю показывать как мне плохо, одиноко. В школе меня знают как тихого, смирного ребенка. Ребенка, который любит посмеяться, который не будет шалить, который поможет любому, если в этом будет необходимость. Дома я редко смеюсь, чаще грущу. Где я могу себе показать, какая я есть на самом деле, так это в деревне. Там я чувствую себя человеком, человеком, которому не надо претворяться. Там я езжу на мотоцикле, лазаю по заборам, в общем, делаю то, что я хочу, а не то, что надо. Знаете? Конечно, знаете – жизнь очень сложная штука. В ней не так легко разобраться. Почему так бывает? Например, ты любишь – тебя не любят; тебя любят – ты не любишь.… Почему? Господи! Как бы я хотела быть любимой и любить! Люди редко понимают другого человека, а как бы хотелось, чтобы понимали…

“Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит…” Антуан де Сент-Экзюпери. (Приложение 1. Слайд 1)

Второй ведущий. Американский психолог Ллойд Демоз в своей работе “Психоистория” приводит примеры того, что история детства – это кошмар, от которого мы только теперь стали пробуждаться. Чем глубже в историю – тем больше у ребенка вероятность быть убитым, брошенным, избитым, терроризированным и сексуально оскорбленным. Дети, если им удавалось вырасти, воспроизводили механизмы взаимоотношений взрослых и детей, повторяя ужасы собственного детства.

Вплоть до 4 века н.э. детоубийство не считалось нарушением правовых и моральных норм. Первобытные родители приносили собственных детей в жертву, сами съедали их. Главнейшим “методом” воспитания была жестокость. За непослушание детей в античности швыряли в реку, в помойную яму, сажали в кувшин, чтобы уморить голодом, оставляли на обочине дороги. Ребенка, который не был безупречен по форме или размерам своего тела, который слишком много или слишком мало кричал, или просто был не нужен, как правило, убывали. Детей приносили в жертву, замуровывали в стены домов и городов.

К сожалению, жестокое отношение к детям пронизывает всю историю развития человечества. Сегодня тенденция роста насильственных действий в отношении детей отмечается во всем мире. Насилие незаметно поселилось в наших семьях, проявляясь в самых разных формах (от угрожающих интонаций до бесконтрольных действий), оно прокралось в школы и детские сады, заполнило улицы.

Здесь мы должны коснуться того, что называют физическим насилием в современном мире: (Приложение 1. Слайд 2) это избиение, нанесение ударов, шлепки, подзатыльники, порча и отнятие вещей, вовлечение в употребление наркотиков, алкоголя, медицинских препаратов, вызывающих одурманивание.

В 20 веке возникает иное отношение к детям. Во многих странах стали предприниматься попытки к созданию действенной системы защиты детей от насилия и жестокого обращения. (Приложение 1. Слайд 3).

В 1959 году Генеральная Ассамблея ООН принимает Декларацию прав ребенка, где предусматривает наиболее важные принципы, в числе которых:

*ребенок в виду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения;

*ребенок “…для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности”.

На этом пункте хотелось бы остановиться подробнее. Поскольку многие родители в повседневной жизни не отдают себе отчета в том, что подвергают своего ребенка одному из трех основных видов насилия. (Приложение 1. Слайд 4).

Психологическое насилие – постоянно повторяющиеся унижения, оскорбления, издевательства или терроризирования (угрозы, подвергание опасности) ребенка. Часто психологическое насилие определяют как эмоциональное (по направленности на эмоциональную сферу) и вербальное (по способу нанесения травмы). Эмоциональное и вербальное насилие характеризуется присвоением кличек, оскорблением, угрозой физической расправы или ущерба, криком и проявлением гнева, отказом во взаимоотношениях
(эмоциональная и вербальная изоляция), давлением или принуждением выполнять то, что человека выполнять не хочет.

Все это приводит к глубокому одиночеству ребенка в семье. (Приложение 1. Слайд 5).

Третий ведущий. “Иногда мне кажется, что я одна в этом мире. А вокруг нет ни одного близкого мне человека, который мог бы помочь, разделить со мной мое одиночество. Я чувствую свою беспомощность и ненужность. Недавно моя мать прочитала мое письмо, которое я написала своей подруге. А когда я пришла домой, она меня отчитала. Я чуть было не сошла с ума от злости, ненависти, несправедливости и обиды. Убежала из дома, но потом, конечно, вернулась. Деваться было некуда. Не знаю, что мне делать. Иногда меня посещают мысли о самоубийстве. Меня все достало” (Анна, 16 лет).

Четвертый ведущий. Следует отметить, что не всегда острое чувствование одиночества заметно окружающим. Иногда даже самые близкие люди не предполагают, что подросток глубоко страдает из-за переживания оторванности, изолированности от окружающих.

На слайде показаны примеры детских рисунков. Задачей ребенка было нарисовать свою семью. Рисунки говорят сами за себя. (Приложение 1. Слайд  6).

“Он жил на планете, которая была чуть побольше его самого, и ему очень не хватало друга…” Антуан де Сент-Экзюпери. (Приложение 1. Слайд 7).

Надо сказать, что обычно людям необходимо одиночество для размышления о себе и смысле собственной жизни, осознанности принятия решений. Поэтому можно сказать, что с одной стороны, состояние одиночества выполняет важнейшую функцию – развитие самосознания подростка, а в некоторых случаях и выработке его собственной духовной позиции. Но с другой стороны, надо понимать, что продолжающееся в течение длительного времени устойчивое чувство одиночества может истощить жизненные силы человека, привести к депрессии, а в особо острых случаях – и к суициду. Признаки депрессии у детей и подростков. (Приложение 1. Слайд 8). Признаки суицидальной угрозы. (Приложение 1. Слайд 9).

Первый ведущий. “Так я и жил в одиночестве, и не с кем мне было мне поговорить по душам…” Антуан де Сент-Экзюпери. (Приложение 1. Слайд 10).

Третий ведущий. Когда я развелась с мужем, дочка замкнулась в себе. И теперь только я понимаю, как ей было тяжело. Я была занята своими проблемами, совсем не уделяла ей внимания. Учеба ее в школе заметно ухудшилась, встал вопрос об отчислении. Она позже призналась, что хотела покончить с собой, но в последний момент одумалась, и все обошлось. Я задним числом сильно испугалась, потому что у нее было подобное примерно в 12 лет. Она крикнула нам, что ее никто не любит, она никому не нужна, всем мешает, и вообще незачем ей было на свет рождаться. Я обратилась за помощью и многое поняла, поняла свою дочь, поняла, что это я довела ее до такого состояния” (Ольга Алексеевна, мама Кати, 17 лет).

Пятый ведущий. “Если честно, то больше всего я боюсь, когда получаю плохую оценку. Мне хочется сквозь землю провалиться. Мама ругаться будет, вернее, не то чтобы ругаться, а укорять, а это еще хуже. Слушать, что она мне жизнь отдала, а я… Сама не знаю, но самое страшное, это сказать ей об этом или о чем-нибудь таком. Например, когда я была поменьше, ездила в лагерь. Там у нас в одном отряде вшей нашли и мыли чем-то, чтоб их вывести. Я тогда так сильно испугалась за то, а вдруг у меня тоже, как я маме объясню. Но все обошлось” (Надя, 16 лет).

Третий ведущий. “У нас в семье не принято говорить ласковых слов, обниматься. А как я попрошу в таком случае внимания, ласки? Мама не умеет проявлять своих чувств” (Оля 17 лет).

Пятый ведущий. “Иногда так хочется, чтобы тебя выслушали, или спросили банальное: “Как у тебя дела?” Ведь в этом нет ничего особенного” (Алеша, 16 лет).

Третий ведущий. “Когда мне было 12 лет, мне всегда хотелось, чтобы мама была дома, когда я прихожу, или хотя бы оставляла записку. Я очень радовалась, когда заходя на кухню, видела висящий на холодильнике листок. Я бросалась к нему, но обычно в нем не было ничего, кроме: “обед в холодильнике, пожалуйста, помой посуду и полей цветы”. И мне не хотелось делать ни того, ни другого” (Катя, 16 лет).

Пятый ведущий. Особенно значимым для нас является вера родителей в наши возможности. Для этого необходимо в семье доверительное общение. Однако, чаще всего общение между подростком и родителями сводится к разговору об уроках или контролю за поведением. А мы только открываем наш внутренний мир, изучаем его. Нам очень важен ваш интерес и внимание. Поэтому подростки могут расценивать внимание родителей только к внешней стороне жизни как безразличие к их жизни в целом.

Второй ведущий. “Мне бы хотелось почаще видеть отца. Ну не в смысле того, что его вообще дома не бывает. Но он приезжает, и все время сидит за компьютером. Хотелось сходить куда-нибудь всей семьей, на коньках покататься. Чтобы отношения у нас были не просто там “папа – это папа. Здравствуйте, дядя”. А чтобы папа был еще и другом, чтобы можно было посидеть, поговорить. Но я узнаю о нем только в каких-нибудь праздниках. И то сразу начинается… Мама говорит: “Саш, сделай что-нибудь”. А он говорит: “Да он ничего не умеет, он лодырь. Куда ему это сделать!” А я про себя думаю: “А я могу” Но раз он так, так я и не делаю” (Саша, 15 лет).

Третий ведущий. “Они оставляют мои проблемы только мне. Однажды я подслушала разговор своей матери с подругой по телефону…она (мать) сказала, что я для нее обуза. В этот момент я хотела умереть, но об услышанном ей не рассказала (Лиза, 16 лет).

Первый ведущий. “Как позвать, чтобы он услышал, как догнать его душу, ускользающую от меня.… Ведь она такая таинственная и неизведанная, эта страна слез…” (Приложение 1. Слайд 11).

Пятый ведущий. Вы можете нас понять. Вы же нас так любите! Мы знаем это. А еще, вы можете воспользоваться советом психолога. Прислушавшись к себе, вам будет легче понять нас. (Приложение 1. Слайд 12).

Первый ведущий. У нас с ними не такая уж большая разница. Мне еще нет тридцати, хотя и пятнадцати уже тоже нет. И еще – я их вполне понимаю. То есть, мне иногда кажется, что понимаю…. Так понимаю, или все-таки, кажется??

… Уходят они от нас…. От болезненности нашей и обреченности, от нездоровой нашей любви и от нелюбви нашей уходят они. Вчерашние дети, не так уж давно, казалось бы, пришедшие в мир, они как-то удивительно быстро повзрослели, не успев даже, как следует вырасти. А мы – взрослые, которые тоже были, когда то такими же, как они сейчас, опять ничего не заметили. У нас свои заботы и хлопоты, у них – свои. Наши – работы и семьи, долги, личная жизнь и ушедшие в недалекое прошлое “общественные поручения”, повседневность… Их – улицы, дожди и осенние листья. Неразделенная любовь и недетские обиды, дома, манящие в сумерках тысячами огней. Но огни – в домах, а они – на улицах. У них свой мир, почти взрослый, но с детским ощущением беспомощности, желанием тепла и защиты. Совсем не сказочный мир и до нереальности настоящий. И только усталость общая, у нас и у них. Одна на всех, зыбкая и рассеянная, сыроватая, как вечерний туман, уходящая, возвращающаяся, неизбывная…

Пятый ведущий. И все таки мы верим, что все у нас будет хорошо. Вы только оглянитесь, мы – рядом! (Приложение 1. Слайд 13).

При разработке родительского собрания были использованы литературные источники (Приложение 2).

17.03.2010