Психологическая помощь детям, пострадавшим от насилия в семье. Создание первого контакта

Разделы: Школьная психологическая служба


Социально-психологическая помощь детям, пострадавшим от различных видов семейного насилия, включает работу с травматическим опытом ребенка, оценку семейных факторов риска, решение вопросов безопасности и конфиденциальности, координирование действий между различными специалистами и службами, призванными помочь ребенку и/или его семье. При оказании помощи важно опираться на следующие принципы.

Фокусировка на травме:

  • Помощь ребенку должна фокусироваться на пережитой травме. Отложить проработку травмы на более отдаленный срок - это один из самых неэффективных вариантов реабилитации. Травма не пройдет сама по себе.
  • Опыт каждого ребенка уникален, несмотря на травму, которую он пережил. Только сам ребенок может сказать или обнаружить, каково значение этого опыта для него самого.

Оценка уровня факторов риска:

  • Необходимо определить уровень дисфункции семьи и доступность или недоступность для ребенка защиты со стороны ненасильственного взрослого.
  • Характер помощи должен быть сфокусирован на снижении риска насилия со стороны членов семьи и на тех личностных особенностях ребенка, которые делают его особенно уязвимым.
  • Дисфункциональная семья может снижать эффективность терапевтической помощи ребенку.

Отношения ребенка с обидчиком:

  • Ребенку необходимо знать, что все чувства, которые он испытывает по отношению к взрослому, проявлявшему насилие, приемлемы для специалиста.
  • Если внимание ребенка фиксируется только на одном из чувств, важно постепенно направлять ребенка к другим возможным эмоциональным реакциям.

Основная цель помощи ребенку, пострадавшему от насилия в семье, заключается в уменьшении и преодолении последствий травматических переживаний. Известно, что сама травма никогда не является единственной составляющей постстрессового расстройства. Ее доля составляет примерно 50 %, остальные 50 % определяются жизнью ребенка после травмы и, прежде всего, эффективностью оказываемой ему помощи.

При организации первой встречи специалиста с пострадавшим ребенком необходимо следовать некоторым ключевым рекомендациям:

1. Установите контакт с ребенком.

На первом этапе консультирования пострадавших детей чрезвычайно важно для психолога установить контакт с ребенком, причем акцент необходимо сделать на искренне заботливом и поддерживающем отношении к нему. При взаимодействии с ребенком нужно помнить, что уровень его доверия к взрослым может быть очень низким, эмоциональное состояние – угнетенным, поведенческие реакции – носить защитный характер [1].

Помещение, в котором психолог встречается с ребенком, должно быть удобным, оно не должно восприниматься как официальное. Важно, чтобы при контакте с ребенком в комнату не входили посторонние, не звонил телефон. Желательность или нежелательность присутствия родителей зависит от того, является ли этот родитель поддерживающим для ребенка и насколько ребенок ему доверяет. В целом присутствие родителей не желательно, так как они могут влиять на реакции ребенка.

Дети, пережившие насилие, имеют, как правило, достаточно низкую мотивацию на встречу и работу со специалистом, так как это влечет за собой возврат в травматическую ситуацию. Поэтому для установления контакта с ребенком и для возникновения у него ощущения доверия и безопасности важно грамотно построить начало разговора – познакомиться, немного рассказать о себе и о том, в чем заключается ваша работа как специалиста. Можно предложить ребенку свободно передвигаться по комнате, рассмотреть оборудование или игрушки. При установлении контакта рекомендуется задавать вопросы, большей частью открытые, на нейтральные темы, не связанные с травматической ситуацией:

  • Как тебя зовут?
  • Сколько тебе лет?
  • Ходишь ли ты в школу или в детский сад?
  • Что тебе там нравится или не нравится?
  • Есть ли у тебя друзья?
  • Чем ты любишь заниматься?
  • Расскажи о своей семье?
  • Что делает тебя счастливым? От чего ты грустишь?

Чем меньше возраст ребенка, тем менее эффективна будет чисто вопросно-ответная форма беседы. Детям дошкольного и младшего школьного возраста для снижения напряжения можно предложить “нарисовать, что захочешь”, задать вопросы по рисунку или по тесту М. Люшера.

2. Сфокусируйтесь на теме насилия.

Если достигнута безопасная атмосфера и ребенок знает, по какому поводу его привели, необходимо постепенно переходить к вопросам, связанным с перенесенным насилием: “Расскажи, пожалуйста, что с тобой произошло?”. При планировании беседы важно учитывать степень готовности ребенка к такому разговору. Бывает, что во время первой беседы ребенок не чувствует себя готовым говорить о насилии, особенно это касается случаев сексуального злоупотребления, когда пострадавшему очень трудно раскрыть свой “секрет”. Если специалисту известно о факте насилия, то во время 2/3 встречи можно сказать ребенку, что бывают хорошие секреты (например, заранее приготовленный подарок) и секреты плохие (обида, о которой можно рассказать тому взрослому, которому доверяешь, чтобы он смог тебе помочь) [2].

К основным мотивам отказа детей от разговора о случаях насилия относят следующие: недоверие к взрослым, ожидание новых неприятностей с их стороны, чувство стыда, опасение, что окружающие станут хуже к ним относиться, боязнь или Привязанность к обидчику, опасение огорчить родителей и т. д.

Когда ребенок или подросток сообщает о факте насилия, важно контролировать собственные эмоции. Рассказ ребенка о трагическом событии может вызвать гамму наших собственных чувств (от шока и отрицания до гнева и отвращения), это тяжелое испытание. Профессиональное владение ситуацией требует от специалиста внешнего спокойствия и готовности к продолжению диалога. Оставайтесь спокойными и открытыми разговору, не переносите свои эмоции на ребенка. Помните, что ребенок может быть привязан к обидчику и испытывает противоположные чувства. Ему важно ощущать, что все чувства, которые у него есть по отношению к обидчику, приемлемы для психолога.

Когда ребенок сообщает о факте насилия, особенно сексуального, неэффективно и даже вредно:

  • спрашивать, не спровоцировал ли он чем-либо действия обидчика;
  • задавать вопросы, усиливающие чувство вины;
  • спрашивать, почему ребенок не оказал достаточного сопротивления или не звал на помощь;
  • говорить о том, что бы вы сделали в подобной ситуации;
  • давать советы и навязывать собственные решения;
  • говорить “успокойся, не переживай...”, то есть отрицать чувства ребенка;
  • быть холодным и отстраненным, не проявлять эмпатии;
  • говорить “я тебя понимаю...”;
  • слишком глубоко эмоционально включаться в ситуацию, что затрудняет или делает невозможным оказание помощи.

Важно собрать ту информацию о насилии, которая имеет отношение к оценке психологического состояния ребенка и выработке стратегий помощи (вид насилия, его тяжесть и длительность, характер взаимоотношений ребенка и обидчика, чувства ребенка и пр.).

3. Учитывайте уровень личностного развития ребенка.

Говорите понятным для ребенка языком, отвечайте на его вопросы честно и просто. При построении консультативной работы с детьми младшего возраста:

  • используйте короткие вопросы и предложения, не превышающие 5 слов;
  • избегайте специальных терминов, вопросов с двойным отрицанием, абстрактных понятий;
  • используйте те же слова для названия интимных частей тела, какие использовал и ребенок;
  • старайтесь реже использовать местоимения (он, они), употребляйте имена собственные;
  • перефразируйте вопрос, если ребенок его не понимает:
  • после полученного ответа постарайтесь обобщить, что сказал ребенок, таким образом, вы побуждаете его к лучшему пониманию себя и ситуации.

4. Используйте приемы активного слушания.

Важно активно слушать, используя все приемы активного слушания (см. Приложение 1), а не добиваться подробностей и не проводить расследование, так как это в компетенции правоохранительных органов. Неприемлемо оказывать на ребенка давление, заставлять демонстрировать травмы, ушибы. Уважайте право ребенка говорить столько, сколько он считает нужным. Специалисту важно выяснить, если речь не идет о спец. экспертизе, не столько то, что именно сказал ребенок или сделал, а то, что он чувствовал.

5. Осторожно применяйте физический контакт.

Физический контакт с ребенком - дотрагивание до коленки, плеча, объятия, могут напоминать ему о перенесенной травме. Известно, что дружеское прикосновение может быть формой поддержки и заботы, но ребенок, в особенности перенесший сексуальную травму, неадекватно реагирует на физический контакт, цепенея и как бы прислушиваясь к собственным ощущениям.

6. Окажите ребенку поддержку.

Поддержите ребенка, сообщите ему, что требуется мужество и смелость, чтобы говорить о своих переживаниях, и вы цените то, что он вам доверился. Важно поддерживать представление ребенка о его личностной ценности, а также помочь преодолеть чувство изоляции и обособленности. У детей, переживших опыт насилия, в особенности сексуального, возникает чувство непохожести на своих сверстников, с которыми таких вещей “никогда не происходило”. Скажите ребенку, что он не один оказался в такой ситуации, что такое случается, к сожалению, и с другими детьми.

7. Оцените степень безопасности ребенка:

  • убедитесь, что ребенок понимает, как опасно вмешиваться в насильственные отношения и драки взрослых;
  • выясните, есть ли рядом с ребенком взрослые, которым он доверяет, и которые не допустят повторения насильственных действий;
  • есть ли безопасное место, куда может отправиться ребенок;
  • есть ли у вас как у специалиста возможность контакта с ненасильственным взрослым, помогающим ребенку.

8. Объясните ребенку дальнейшее развитие событий.

Консультируя ребенка, пострадавшего от насилия, важно не давать обещаний, в которых специалист не уверен: “Твоя мама обязательно поможет тебе”, “Того, кто тебя обидел, обязательно накажут”. Мы также не имеем права давать ребенку обещание полной конфиденциальности и считать его согласие или несогласие определяющим при планировании дальнейших действий. Ребенка нельзя заставлять брать на себя ответственность за возможность выхода из ситуации насилия.

Завершая беседу с ребенком, информируйте его о том, как могут развиваться дальнейшие события, например: “Я собираюсь поговорить с твоей мамой о том, что произошло, чтобы найти пути, как можно тебя защитить”.

Следует отметить, что данная схема имеет относительный характер: в процессе интервью консультант должен следовать за ребенком и поддерживать темы, к разговору на которые ребенок готов. Важно придерживаться тактики “мягкого ведения”, максимально заботясь о безопасности ребенка. Первичный контакт с ребенком, построенный на мягком взаимодействии с ним, должен помочь специалисту ответить на следующие вопросы [3]:

  • Какие психотравмирующие события пережил ребенок?
  • На каком уровне возрастного и личностного развития находится ребенок, и каковы его ресурсы?
  • Какие отрицательные психологические симптомы присущи поведению ребенка и насколько они опасны в дальнейшем?
  • Какого типа терапия целесообразна в данном конкретном случае?
  • Есть ли у членов семьи мотивация и ресурсы к участию в процессе реабилитации?
  • Как подключить контактную сеть (детский сад, школу, родственников и др.) для участия в реабилитационной работе?
  • В случае сексуального насилия круг необходимой информации должен быть расширен:
  • В каком возрасте и когда имело место сексуальное насилие?
  • Кто осуществлял сексуальное насилие и кто, возможно, знал о нем?
  • Характер злоупотребления: например, степень принуждения и применения силы, чувства, которые испытывал ребенок?
  • Какое объяснение произошедшего дал ребенок самому себе, на кого он возлагает ответственность и вину?
  • Самое главное, в ходе первой встречи важно донести до ребенка, что насилие над детьми не является нормой. Важно дать понять следующее:
  • Я тебе верю;
  • Я сожалею, что с тобой это случилось
  • В этом нет твоей вины;
  • Хорошо, что ты об этом рассказал.

Приложение.

Список литературы.

  1. Зиновьева, Н.О., Михайлова, Н.Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. – СПб., 2003. – с. 98.
  2. Сафронова, Т.Я., Цымбал, Е.И. Жестокое обращение с детьми. – М., 2001.
  3. Журавлева, Т.М. Помощь детям – жертвам насилия. – 2006. – c. 46.

3.04.2015